Советские многоборцы. Реальная дружба народов


Если представить себе путь к высшей ступеньке олимпийского пьедестала почета в виде длинной лестницы, то окажется, что десятиборцы нашей страны начали восхождение по этой лестнице начиная с Олимпийских игр 1912 года, а затем последовательно преодолевали одну ступеньку за другой.


В составе русской команды в Стокгольм приехали и выступали в соревнованиях десятиборцев два спортсмена: москвич Александр Шульц и рижанин Альфред Альслебен.

Александр Шульц / Alexander Schultz
Александр Шульц / Alexander Schultz

Русские спортсмены поднялись лишь на первую ступеньку лестницы—заняли два последних места — Шульц — одиннадцатое и Альслебен — двенадцатое. Но они боролись до конца, закончив всю программу десятиборья, а результат Шульца 6134,470 очков (по таблице очков, принятой в то время) был улучшен только после Великой Октябрьской социалистической революции.

Александр Шульц / Alexander Schultz
Александр Шульц / Alexander Schultz

Как известно, на Олимпийских играх с 1920 года по 1952 год советские спортсмены, в том числе и десятиборцы, не выступали. Однако десятиборье уже в те годы пользовалось в стране большой популярностью. Проводились многочисленные соревнования по этому виду легкой атлетики, фиксировались всесоюзные рекорды.

Среди десятиборцев этого «предолимпийского» периода было немало выдающихся атлетов, и одним из первых нужно назвать многократного чемпиона и рекордсмена СССР Александра Демина.

Александр Демин / Alexander Demin
Александр Демин / Alexander Demin

Тяжелым было детство у маленького Саши, оставшегося без отца. Матери с детьми пришлось поместиться в известном в те времена «доме призрения бедных вдов и сирот». С 11 лет мальчик пошел на работу, нужно было помогать семье.

К счастью, революция по-иному повернула его судьбу. В 17 лет, в виде исключения, он был зачислен слушателем и существовавшую в те времена Главную военную школу физического образования трудящихся и с тех пор не расставался с армейскими спортивными организациями.

Занятия в школе многими видами спорта хорошо подготовили его к выступлениям в многоборье. Свой первый рекорд в десятиборье он установил в 1927 году — 5535 очков (11,4; 6,30; 11,04; 1,65; 55,8; 17,7; 34,26; 2,80; 45,92; 5.10,2).

После этого Демин еще четыре раза улучшал рекорды страны, а на I Всесоюзной спартакиаде 1928 года первым из советских десятиборцев превысил рубеж шести тысяч очков (6050 очков).

Особенно успешно Александр Демин выступал в прыжках в длину. Здесь ему принадлежит честь преодоления 7-метрового рубежа. На первенстве Москвы 1931 года на стадионе, которому в наше время присвоено имя Юных пионеров, он показал результат 7 метров 5 сантиметров.

Среди десятиборцев следующих поколений нельзя не вспомнить могучего киевлянина Александра Канаки, совмещавшего рекордные старты в толкании ядра и метании молота с не менее успешными выступлениями в десятиборье, эстонского многоборца Хейно Липпа, по своим физическим данным, по мнению многих, способного конкурировать с «самим Мэтиасом», наконец, московского динамовца Владимира Волкова, дважды превышавшего рекордные достижения.

Владимир Волков / Vladimir Volkov
Владимир Волков / Vladimir Volkov

Именно Волкову выпала честь подняться на следующую ступеньку олимпийской лестницы славы в десятиборье.

В 1952 году в составе команды советских легкоатлетов Владимир Волков представлял нашу страну в олимпийских соревнованиях по десятиборью. Он занял четвертое место, отстав от бронзового призера американца Флойда Симмонса всего на 114 очков.

Флойд Симмонс / Floyd Simmons
Флойд Симмонс / Floyd Simmons

Вот его результаты в отдельных видах десятиборья: 11,4; 7,09; 12,62; 1,75; 51,2; 15,8; 38,04; 3,80; 56,68; 4.33,2—6674 очка.

Эстафету в борьбе за мировое первенство из рук Волкова принял другой советский атлет Василий Кузнецов, которому удалось подняться по лестнице олимпийской славы еще выше.

Василий Кузнецов / Vasily Kuznetsov
Василий Кузнецов / Vasily Kuznetsov

Случилось так, что борьбу за мировое и олимпийское первенство Кузнецову пришлось вести с американским десятиборцем Рафером Джонсоном.

Рафер Джонсон / Rafer Johnson
Рафер Джонсон / Rafer Johnson

Хотя Джонсон был на 3 года моложе Кузнецова, но на мировой спортивной арене они появились почти одновременно.

Василий Кузнецов учился в средней школе небольшого городка Покрова Владимирской области, где и начал заниматься легкой атлетикой под руководством школьного преподавателя Федора Шуляцкого. Поступив в 1952 году в Московский педагогический институт, посвятил себя деся-тиборью и уже в следующем году вышел победителем в единоборстве с рекордсменом страны Хейно Липпом. Кузнецов стал победителем первенства страны с результатом 6862 очка, выступая на размокшей дорожке ташкентского стадиона.

Первый большой успех пришел к нему в 1954 году на первенстве Европы по легкой атлетике в швейцарском городе Берне. Здесь он сумел опередить одного из сильнейших многоборцев континента Хейнда Обербека и стать чемпионом Европы.

Перед Олимпийскими играми в Мельбурне советскому спортсмену удалось набрать 7733 очка — третий результат за всю историю легкой атлетики. И это несмотря на сравнительно скромные для десятиборца физические данные (рост 185 см и вес 85 кг). Кузнецов очень успешно выступал в спринте, прыжках в длину и особенно в барьерном беге и метании копья.

Рафер Джонсон родился в 1938 году. Жил и учился в калифорнийском селении Kingsburg. Еще в школьные годы он отличался своим умом, рассудительностью и атлетическим сложением.

Рафер с удовольствием играл за школу в футбол и баскетбол, с 13 лет начал заниматься легкой атлетикой, в 17 лет выиграл первенство калифорнийских школ по многоборью.

Если Кузнецов уже в 1953 году стал чемпионом страны, то Джонсон в 1954 году занял на первенстве США лишь скромное третье место с результатом 5874 очка. Но в феврале 1955 года он преодолел рубеж 7 тысяч очков, затем стал чемпионом Панамериканских игр, а в июне показал в десятиборье великолепные результаты. В первый день он пробежал 100 метров за 10,5, прыгнул в длину на 7,48 и в высоту на 1,85, толкнул ядро на 13,80 и пробежал 400 метров за 49,7. Это дало ему 4539 очков. Превосходная сумма для первого дня десятиборья. Второй день принес ему 3446, очков. Однако и этого оказалось достаточно для установления мирового рекорда — 7985 очков. Так было превышено достижение Мэтиаса.

Атлет могучего сложения (рост 190 см и вес 90 кг), Рафер Джонсон   принадлежал   к   числу   тех   немногих многоборцев, которые одинаково успешно выступают почти во всех видах десятиборья. Особенно высоки были его результаты в спринтерском и барьерном беге (100 м—10,3 и ПО с/б—13,8), прыжках в высоту и длину (1,91 и 7,76) и метании копья (76,75).

Итак, на Олимпийских играх в Мельбурне встречались американец рекордсмен мира, имевший лучший результат в десятиборье 7985 очков, и русский чемпион Европы, лучшее достижение которого равнялось 7733 очкам. На отборочных соревнованиях в Лос-Анджелесе Джонсон набрал 7755 очков. На соревнованиях в августе 1956 года в Москве Кузнецов показал результат 7559 очков.

Мировая пресса отдавала предпочтение американцу. Газеты опубликовали заявление Джима Дрейка, тренера Джонсона, в котором он, в частности, сказал о своем ученике:

«Я не могу определить границ его возможностей. Этот будущий зубной врач (Рафер учился на стоматологическом отделении университета) пришел в легкую атлетику после четырех лет занятий баскетболом и представляет собой феномен человеческой силы…»

Но в Мельбурне все произошло не так, как предполагалось. Джонсон выступал с поврежденной левой ногой и только ценой огромных усилий сумел набрать 7587 очков. Первым номером американской команды в десятиборье стал Милтон Кэмпбелл, который и завоевал звание чемпиона Олимпийских игр с результатом 7937 очков.

А что же Кузнецов? Он принес своей команде первую в истории Олимпийских игр медаль в десятиборье. Пока, правда, только бронзовую. Так советские десятиборцы поднялись еще на одну ступеньку лестницы олимпийской славы. От четвертого места Волкова на Олимпиаде 1952 года пришли к третьему месту на Играх 1956 года.

Мог ли Кузнецов выступить лучше? Безусловно. И он доказал это впоследствии. Здесь, в Мельбурне, показанный им результат (7465 очков) не соответствовал его возможностям. Ему не хватило опыта, воли. Вот что пишут об этом Л. Горянов и Б. Львов в своей книге «1 за 10-х»: «Да, в олимпийской столице Василий далеко не всегда умел оставаться самим собой. По дороге на стадион его одолевала тошнота и какое-то удручающее безразличие. В раздевалке тренер, к ужасу своему, замечал, как у всегда спокойного, уверенного и, может быть, даже несколько самоуверенного Кузнецова вдруг в самый неподходящий момент начинали трястись руки…»

После очного поединка в Мельбурне борьба между Джонсоном и Кузнецовым продолжалась. Советский атлет готовился под руководством опытного и знающего тренера. Именно таким тренером стал Владимир Волков после ухода с беговой дорожки. Это содружество принесло первый ощутимый результат в 1958 году. В мае на соревнованиях в Краснодаре Василий Кузнецов первым в мире преодолел в десятиборье восьмитысячный рубеж, 8014 — таким стал новый мировой рекорд.

Однако рекорд жил всего несколько месяцев. На матче СССР — США, который состоялся в 1958 году в Лужниках, Рафер Джонсон был выше всяких похвал. В первый день хорошо выступал и Кузнецов, но уже в первом виде второго дня, бег на 100 метров с барьерами, травмировал ногу и вынужден был уступить американцу, показавшему превосходный результат: 8302 очка — мировой рекорд.

Но борьба продолжалась. В октябре 1959 года Кузнецов вернул рекорд мира в Советский Союз. На этот раз его результат превысил достижение Джонсона на 55 очков.

Джонсон попал в автомобильную катастрофу и некоторое время не выступал, но к 1960 году сумел восстановить спортивную форму. На предолимпийских отборочных соревнованиях в США он снова становится обладателем мирового рекорда, на этот раз с великолепным результатом— 8683 очка.

Вместе с многочисленными поздравлениями американских любителей легкой атлетики Джонсон получил телеграмму и от Кузнецова, в которой было только три слова: «Восхищаюсь и завидую!»

К сожалению, на Римской олимпиаде, где снова в очном поединке встретились два замечательных десятиборца, Рафер Джонсон и Василий Кузнецов, борьбы не получилось. Кузнецов еще не оправился от серьезной травмы, и максимум, что он сумел сделать, — это снова завоевать бронзовую награду. Олимпийским чемпионом стал Джонсон (8392 очка).

Если следовать той последовательности, с которой советские десятиборцы двигались к высшей ступеньке олимпийского пьедестала почета, то на этот раз им предстояло перебраться с третьей на вторую ступеньку, то есть завоевать серебряную медаль.

На очередных Олимпийских играх, 1964 года, в Токио эта задача была поставлена перед студентом из эстонского города Тарту Рейно Ауном.

 

Не случайно представлять советских десятиборцев на Олимпиаде 1964 года было доверено многоборцу из Эстонии. Республика имела славные традиции в этом виде легкой атлетики. В 1922 году эстонский спортсмен Александр Кнумберг установил первый официально зарегистрированный мировой рекорд в декатлоне. Десятиборцами мирового класса были эстонцы Хейно Липп, Уно Палу. В этом была большая заслуга известного тренера Фреда Куду, создавшего при Тартуском университете группу талантливых многоборцев.

Пошел в эту группу и поступивший в 1960 году в местный университет Рейно Аун. Несмотря на то что к лому времени он уже выполнил норматив мастера спорта, ему предстояло еще много работать над совершенствованием техники десятиборья, подтягивать отстающие виды, и в первую очередь барьерный бег и шест. Именно этим были заняты в период, оставшийся до Олимпийских игр, Лун и Куду.

К 1964 году Рейно Аун стал хорошо подготовленным многоборцем. Перед другими десятиборцами он имел некоторое преимущество в выносливости, а следовательно, в беге на 1500 метров.

В Токио собралась сильная компания многоборцев. На этот раз США представлял Ян Чуань-Куан, тот самый десятиборец, который благодаря великолепному прыжку с шестом на 4,84 набрал феноменальную сумму очков — 9121, установив тем самым новый мировой рекорд. Впрочем, высокие результаты он показывал и в беге на 400 метров (47,7), барьерном беге (14,0), прыжках (7,17 в длину и 1,92 в высоту) и метании копья (71,75).

Ян Чуань-Куан /  Yang Chuan-Kuan
Ян Чуань-Куан / Yang Chuan-Kuan

Естественно, что, возглавляя два года подряд список лучших десятиборцев мира и будучи мировым рекордсменом, Ян считался главным претендентом на золотую олимпийскую медаль в Токио. Тем более что на чемпионате США накануне Олимпиады он показал высокий результат— 8641 очко.

К несчастью для американского многоборца, накануне Олимпийских игр была опубликована новая таблица очков, уже не дававшая преимущества прыгунам с шестом и учитывавшая появление фибергласового снаряда, вызвавшего бурный рост результатов в этом виде легкой атлетики.

Не менее серьезными противниками Ауна в Токио были многоборцы из ФРГ — Ханс-Иоахим Вальде и Вилли Холдорф. Атлет могучего сложения (рост 190 и вес 90 кг) Вальде уже несколько лет входил в число лучших многоборцев мира. Накануне Токийской олимпиады им был показан отличный результат — 8082 очка. В хорошей форме был и Холдорф.

Соревнования десятиборцев в Токио проходили в прохладную дождливую погоду. Размокшая беговая дорожка, скользкие сектора для прыжков и метаний — это осложняло и без того напряженную борьбу в многоборье. Не оправдал надежд плохо выступивший и занявший лишь пятое место Ян Чуань-Куан.

В первый день Аун показывает хорошие результаты в прыжках в длину и высоту (7,22 и 1,93), но уступает Вальде и Холдорфу в толкании ядра. Второй день он начинает с проигрыша барьерной дистанции (только 15,9) и перед бегом на 1500 метров занимает третье место (7199 очков), отставая от немецких многоборцев (Холдорф 7328 и Вальде 7266 очков).

Таким образом, многое зависело от выступления в последнем виде десятиборья. И вот здесь Рейно Аун проявил волю и настойчивость. Казалось, отдавший все силы предыдущим видам, он тем не менее круг за кругом отвоевывает потерянные очки и показывает лучший результат среди лидеров соревнований — 4 минуты 22,3 секунды. Результат Холдорфа равнялся 4.34,3, Вальде — 4.37,0 и Чуань-Куана — 4.48,4. В итоге золотая медаль достается Холдорфу, серебряная — Ауну и бронзовая — Вальде.

Так советские многоборцы поднялись на очередную, на этот раз вторую ступеньку пьедестала почета.


Ссылка на основную публикацию