Протест на пьедестале


Для того чтобы понять происшедшее на XIX Олимпийских играх в Мексике, нужно вернуться на несколько лет назад. После Римской олимпиады американские спринтеры сравнительно быстро оправились от нанесенного им удара на «Стадио Олимпико». Уже на Олимпийских играх 1964 года в Токио золотые медали на двух самых коротких дистанциях снова вернулись к американцам. Осуществить это сумели одаренные Боб Хейес и Генри Карр.


Боб Хейес
Боб Хейес

Хейес, мощного сложения, стремительный бегун, несколько шокировал любителей красивого техничного бега своей особой, несколько «неуклюжей» манерой старта и стартового разгона. Он, как локомотив, стремительно мчался вперед,  мощно работая руками и раскачиваясь из стороны в сторону. Впрочем, это не помешало ему накануне Олимпиады одержать ряд блистательных побед на беговых дорожках мира, а в Токио промчаться по прямой за 9,9. Когда этот результат был объявлен по радио, сидевший в ложе прессы в качестве гостя Игр Армии Хари схватился за голову и с облегчением вздохнул только тогда, когда узнал, что попутный ветер дул со скоростью более 5 метров в секунду и Хейесу засчитан результат 10,0. Это было повторением рекорда мира и новым олимпийским рекордом. Оправившись, Хари сказал: «Счастье, что этого парня не было в Риме. По-моему, у него невозможно выиграть. Слава богу, что мое имя еще сохранилось в списке мировых рекордсменов».

Победу на 200-метровой дистанции одержал не менее великолепный негритянский спринтер Генри Карр. Его результат — 20,3, ставший новым олимпийским рекордом, еще недавно показался бы фантастическим.

Впрочем, не прошло и года после Олимпиады в Токио, как оба олимпийских чемпиона и мировых рекордсмена поставили крест на своей спортивной карьере. Получив в качестве задатка по 10 тысяч долларов, они подписали ангажемент в профессиональную футбольную команду. Что делать? Такова горькая действительность американского спорта. Для негра это единственный способ не остаться без заработка и обеспечить свою семью.

И вот снова на исходе олимпийское четырехлетие. На этот раз Олимпийские игры проходили в Мехико и поставили перед легкоатлетами трудно разрешимую проблему: как выступать на высоте около 2 тысяч метров над уровнем моря, в условиях палящей жары, знаменитого мексиканского смога, по мнению многих, ничем не уступающего смогу в американском Лос-Анджелесе.

Особенно были озабочены бегуны на средние и длинные дистанции, скороходы и марафонцы. Как они будут чувствовать себя в условиях разреженного, обедненного кислородом воздуха? Задумывались об этом и спринтеры.

Забегая вперед, скажем, что опасения стайеров и марафонцев оправдались. Никогда прежде на Олимпиадах не приходилось видеть врачей и санитаров с кислородными подушками, ожидающих на финише участников бега. Недаром с легкой руки агентства ЮПИ Олимпийские игры в Мехико получили название «кислородные игры».

кислородные игры
кислородные игры

Однако спринтерам и прыгунам мексиканский климат преподнес иной сюрприз, как бы в виде компенсации за трудности на длинных дистанциях, — великолепные секунды и рекорды.

Все шло к тому, что в беге на короткие дистанции на XIX Олимпиаде будут показаны отличные результаты. Есть в легкой атлетике закономерность. Накануне Олимпийских игр ползет вверх кривая спортивных достижений. Это усиленно готовятся к олимпийским стартам, пробуют свои силы атлеты, рассчитывающие попасть в сборную команду своей страны. Так было и в 1968 году накануне Мексиканской олимпиады.

В начале олимпийского года, в апреле, южноафриканский спринтер Пол Нэш четыре раза достиг результата 10,0. Вскоре рекордный результат повторил американец Чарльз Грин, затем Оливер Форд. Словом, за время, прошедшее после установления рекорда Армином Хари, 11 человек пробежали 100 метров за 10,0 и 9 из них получили право называться мировыми рекордсменами.

Все это предвещало рождение нового мирового рекорда в беге на 100 метров. Вспомним, что рекорд 10,2 был установлен Джесси Оуэнсом в 1936 году.

Джесси Оуэнсом
Имя Джесси Оуэнса вошло в историю спорта

20 лет понадобилось спринтерам для того, чтобы перейти к новому рекордному рубежу. Три человека пробежали 100 метров за 10,1 в 1956 году.

Только четыре года понадобилось для того, чтобы сбросить с этого рекорда еще 0,1 секунды. Восемь лет незыблемо держался в таблице мировых рекордов результат 10,0. И вот уже пять, восемь, десять человек повторили этот результат.

«Такая мощная компания спринтеров, — сказал совладелец рекорда Армии Хари,— не может не побить мой рекорд. Это произойдет в самое ближайшее время».

Хари не ошибся. Его рекорд пал ровно за день до своего «восьмилетнего юбилея» на чемпионате США 1968 года в Сакраменто. Уже в четвертьфинальных забегах Джим Хайнс пробежал 100 метров за 9,8, а Леннокс Миллер за 9,9. Однако попутный ветер превышал допустимую норму. Зато в полуфиналах все условия для утверждения нового рекорда были соблюдены. Новыми рекордсменами мира стали Джим Хайнс, Чарльз Грин и Ронни Рей Смит.

На этот раз не менее сильная группа негритянских спортсменов подобралась и на других спринтерских дистанциях— 200 и 400 метров. Пожалуй, наиболее интересной фигурой в американском спринте накануне Мексиканской  олимпиады  был  основной  претендент  на победу в беге на 200 метров Томми Смит. Кстати, он сыграл главную роль и в тех чрезвычайных событиях, которые произошли в мексиканской столице.

Томми Смит
Что означает сжатый кулак поднятый вверх?
В некоторых общественных движениях, это является знаком единства.
А к примеру у велосипедистов, это является знаком остановки группы, который подаётся ведущим группу.

Уже внешний вид Смита был необычен. Высокого роста (рост—191 см и вес 84 кг), стройный, он поражал длиной своих ног. Специалисты подсчитали, что такие йоги должны были бы соответствовать человеку ростом 205—210 сантиметров. Короткая верхняя часть туловища Смита заканчивалась мощной грудной клеткой, способной, казалось бы, вместить десятки литров воздуха.

Томми Смит родился в 1944 году в Кларксвиле, штат Техас. Уже в четвертом классе учитель обратил внимание на длинноногого парнишку и его быстроногую сестру Салли (кстати, у Томми было 4 брата и 7 сестер). В средней школе Смит занимался бегом лишь от случая к случаю. Больше его привлекали баскетбол, футбол и бейсбол. Но вскоре им заинтересовался один из лучших тренеров США Бад Уинтер, преподававший в университете Сан-Хосе.

лучших тренеров США
Но вскоре им заинтересовался один из лучших тренеров США Бад Уинтер

Именно сюда после окончания школы в 1965 году поступит Томми Смит и именно о нем впоследствии Уинтер скажет: «Я чувствую, что среди сильнейших бегунов мира Томми является № 1. Я уверен, что в истории легкой атлетики он самый быстрый бегун. Свой небывалый темп он в состоянии удерживать дольше других».

Уже в 1965 году Смит дважды пробегает 200 метров за 20,6, а через год показывает на 220 ярдов по прямой фантастический результат—19,5. В 1967 году Томми Смит становится обладателем двух мировых рекордов. 200 метров он пробегает за 20,0 и 400 метров—за 44,5.

Американцы любят прозвища, и за свой великолепный спурт на финише он получил прозвище «Томми-ракета». О нем пишут газеты. Специалисты ищут причины его успеха. Впрочем, Уинтер не делает из этого секрета: «длина шага и уникальная скоростная выносливость. Усталость наступает у него позднее, нежели у любого другого бегуна. Этим объясняется потрясающая способность к спурту на финише». Что касается длины шага, то еще в 1966 году, желая разгадать тайну своего ученика, Уинтер измерил его шаги после бега на 220 ярдов. И что же оказалось? В середине дистанции шаг Смита равнялся 256 см (!). За 20 метров до финиша шаг увеличивался до 261 см. Впоследствии шаги спортсмена стали еще длиннее и на финише приближались к трем метрам! Стиль его бега был удивительно экономичен. «Все в нем гармонично, все выполняется играючи».

У Смита был один недостаток. Он не мог достаточно быстро привести в действие свои длинные ноги и проигрывал на старте. Ну и что же? Он перестал бегать 100 метров. Зато на 200 и 400 метров делал удивительные успехи. К Мексиканской олимпиаде Смит пришел не один. Плечом к плечу с ним на беговой дорожке стояли два других замечательных бегуна—Джон Карлос, сумевший пробежать 100 ярдов за 9,1 и 200 метров за 20,3 и типичный четырехсотметровик Ли Эванс, который, правда, раньше проигрывал Смиту, но с его молчаливого согласия стал главным претендентом на олимпийскую победу на длинной спринтерской дистанции.

Таково было положение в беге на короткие дистанции перед Мексиканской олимпиадой, когда в мировой прессе стали появляться сперва робкие, а затем все более упорные слухи о том, что «не все благополучно в королевстве датском», то есть в олимпийской команде США. Выстрел, раздавшийся в Мемфисе в Лютера Мартина Кинга в 1968 году, незадолго до Олимпиады, обнажил все противоречия, которые к тому времени накопились в американском спорте и поставили под угрозу участие негритянских спортсменов в Олимпийских играх.

Руководители американской легкоатлетической команды не могли обойтись на Олимпийских играх без негритянских спортсменов. Именно они принесли славу и признание легкой атлетике США. Только на четырех Олимпийских играх 1932, 1936, 1948 и 1952 годов негры победили на десяти дистанциях бега из тринадцати, выигранных спортсменами Америки.

В составе команды легкоатлетов США в Берлине выступило десять негров. Они развеяли миф об исключительности арийской расы, завоевав шесть золотых, три серебряных и две бронзовых медали. В 1964 году в Токио из 14 золотых медалей американских легкоатлетов 7 получили негры.

Но какова участь этих великих спортсменов—негров? Они не менее других своих соотечественников подвергаются расовой дискриминации. Проходят годы рекордов и славы, и спортсмены-негры снова сталкиваются с жестокой действительностью.

Накануне Мексиканской олимпиады легкоатлеты-негры активно включились в политическую борьбу против расизма. На митинге в негритянской церкви Лос-Анджелеса было принято решение бойкотировать Олимпиаду. Это решение поддержал доктор Мартин Лютер Кинг, лично проводивший один из митингов в поддержку бойкота, состоявшийся в Чикаго.

Мартин Лютер Кинг
Мартин Лютер Кинг

Были приняты чрезвычайные меры, чтобы спасти «тонущий корабль» американской легкой атлетики, и в конце концов негритянские спортсмены вышли на старт в Мехико вместе с другими представителями национальной сборной, но вышли для того, чтобы заявить о своем протесте перед всем миром. Они правильно рассудили, что для этой цели Олимпийские игры—лучшая трибуна.

Негритянские спринтеры блестяще выступали в Мехико. В беге на 100 метров Джим Хайнс, показав результат 9,9, установил новый олимпийский рекорд. За 10,0 пробежал Чарльз Грин.

На двухсотметровой дистанции вне конкуренции был Томми Смит. Его выдающийся результат 19,8 стал новым мировым и олимпийским рекордом. Такой же подвиг совершил в беге на 400 метров Ли Эванс. 43,8 — это был новый мировой и олимпийский рекорды. Рекордными были и секунды, показанные американскими бегунами в эстафетах 4×100 метров и 4×400 метров. Словом, блестящая победа, невиданное преимущество. Руководство американской команды могло бы торжествовать, если бы…

Это произошло, когда на пьедестал почета поднялись победители бега на 200 метров Томми Смит и Джон Карлос. В тот момент, когда в небо взвился звездно-полосатый флаг и зазвучал американский гимн, Смит и Карлос опустили головы и подняли вверх сжатые кулаки в черных перчатках. Этим жестом они сказали нет расизму, нет американскому образу жизни! Газеты всего мира поместили отчеты о пресс-конференции, на которой спортсмены объяснили свой поступок: «Если мы побеждаем, то в нашей стране говорят, что это сделал американец! Если же мы проигрываем, то о нас говорят: «Этот негр дал побить себя…» Когда мы выигрываем, нас похлопывают по плечу, но когда мы возвращаемся в свою страну, нас могут унизить и оскорбить».

Это был международный скандал. Руководители команды США не могли молча проглотить эту горькую пилюлю. Смита и Карлоса исключили из команды, выставили из олимпийской деревни и отправили домой. Но изгнанных поддержали их товарищи. Чарльз Грин на глазах у всех сорвал со своей рубашки эмблему США, а призеры бега на 400 метров Ли Эванс, Ларри Джеймс и Рональд Фримен поднялись на пьедестал почета в черных беретах и подняли вверх сжатые кулаки.  Руководителям команды пришлось отослать  досрочно в  США еще одну группу негритянских спортсменов.

Во многих странах мира выступление американских бегунов получило широкую поддержку. Их поддержали прежде всего советские спортсмены и просто советские люди.

Баллада о поднятых кулаках
Евгений Евтушенко. Баллада о поднятых кулаках

В печати была опубликована «Баллада о поднятых кулаках» Евгения Евтушенко, в которой говорилось:

Почет

обычно

нечто вроде одури, Те двое смельчаков

не поддались, Когда в перчатках черных

и без обуви На пьедестал почета поднялись… И поднялись

те двое

еще подлинней, Когда, как два возвышенных

судьи, При звуках гимна нации

не подняли, А опустили головы свои. И сразу

жалко

сникли флаги тряпками, Когда, под вздох ударив облака, Над головами

ввысь взметнулись

траурно четыре черных

в черном

кулака…


Ссылка на основную публикацию