А где же американцы


Шли годы. Не состоялись из-за второй мировой войны Олимпийские игры 1940 года, на проведение которых претендовали вначале Токио, а затем Хельсинки. Лаконичная запись — «не проведены» была поставлена и в графе «XIII Олимпийские игры 1944 года». Только в 1948 году в Лондоне состоялась очередная, на этот раз XIV Олимпиада, и с этого времени олимпийское движение пошло по-старому, освященному традициями образцу.


Поколения спортсменов

Но как метеор промелькнул на олимпийском горизонте Джесси Оуэне, и никто, ни Гаррисон Диллард, победивший в беге на 100 метров в 1948 году, ни чемпион Игр 1952 года Линди Ремиджино не могли сравняться с великим Джесси.

И хотя этот послевоенный период дал миру таких талантливых бегунов, как американцы Мелвин Паттон, Эндрью Стенфилд, Генри Юэлл, спортсмен из Панамы Лойд Ла-Бич, только на Олимпиаде 1956 года в Мельбурне нашелся атлет, сумевший повторить триумф Оуэнса в беге на короткие дистанции. Это был сын техасского фермера Бобби Морроу.

Лучший спринтер на 200-метровой дистанции олимпийский чемпион Мельбурна американец Бобби Морроу
Лучший спринтер на 200-метровой дистанции олимпийский чемпион Мельбурна американец Бобби Морроу

Спортивные карьеры

Может быть, спортивная карьера Морроу была и не столь блистательна, как стремительное восхождение к золотым медалям Джесси Оуэнса, но, так же как негритянский атлет, он проявил недюжинные способности еще в школьном возрасте. Правда, в 15 лет, когда Джесси уже «разменял» на стометровке 11,0, Бобби показал 11,4, а на 200 метров (по прямой) 22,8, но затем он неуклонно улучшал эти секунды.

По совету своего тренера Морроу после окончания школы поступил в Эбилейн Крисчен колледж. Несколько кирпичных, выкрашенных белой краской зданий, в которых разместился колледж, затерялись среди необъятных просторов южного Техаса. Здесь царили строгие нравы. Каждое утро начиналось с 15-минутного чтения Библии и пения молитв. Студентам не разрешалось курить в расположении колледжа, а тем более употреблять спиртные напитки. Собственно, это вполне устраивало тренера Оливера Джексона.

coach Oliver Jackson / тренер Оливер Джексон
coach Oliver Jackson / тренер Оливер Джексон

Именно здесь ему удалось научить своего воспитанника пробегать 20 метров в хорошем наклоне, шаг за шагом наращивая скорость, сбрасывать напряжение, выбегая из поворота на прямую, стремительно «набегать» на финишную ленточку.

Эти уроки пошли впрок, и в 1955 году Морроу занимает почетное место среди сильнейших спринтеров мира, показав на 100 метров 10,3, а на 200 метров с поворотом 20,7. Однако для того чтобы попасть в следующем году в состав американской легкоатлетической команды и заслужить право на поездку в Мельбурн, надо было разделаться с кучей противников. Законы формирования олимпийской команды в США строги. Если спортсмен не занял на отборочных соревнованиях одно из трех первых мест, путь на Олимпиаду для него закрыт.

Претенденты

Между тем в 1956 году на эти места претендовали многие атлеты — и испытанные в боях ветераны и молодые одаренные бегуны. Среди первых были Эндрью Стэнфилд, повторивший в Хельсинки рекорд Оуэнса на 200 метров, призер этих Игр Тэйн Бейкер. Среди вторых— негритянские бегуны Вилли Уильяме и прозванный за свой маленький рост «карманным спринтером» Аира Мэрчисон. Кстати, оба они накануне Олимпиады на армейских соревнованиях в Берлине превысили официальные мировой и олимпийский рекорды, пробежав 100 метров за 10,1! Нельзя было сбрасывать со счетов и великолепного молодого спортсмена Дейва Зима, появление которого на беговых дорожках Америки было не менее неожиданным, чем в свое время Оуэнса. Этот бывший игрок в бейсбол показывал на беговой дорожке удивительные скорости. И со всей этой компанией Бобби нужно было помериться силами.

Испытание прошло успешно. Морроу легко выиграл обе коротких дистанции на университетском первенстве 1956 года. На первенстве страны он не бежал 200 метров, но выиграл стометровку. Наконец, на отборочных соревнованиях, где окончательно решался вопрос о составе команды, он пробежал 100 метров за 10,2, повторив мировой рекорд, и 200 метров за 20,6. Словом, в этом году он завоевал все звания, существующие в США для победителей в беге на короткие дистанции.

Однако поездка в Мельбурн чуть было не сорвалась. Вирусный грипп выбил его из седла, заставил потерять в весе 7 килограммов! А главное — Морроу утратил веру в себя.

— Все кончено. В Мельбурне я не смогу выйти в финал,— сказал он Джексону перед тем, как подняться в самолет.

Пришлось принимать чрезвычайные меры, чтобы вернуть спортсмену уверенность в своих силах. В этом помог ему Оливер Джексон, который, собрав деньги среди почитателей своего ученика, срочно прилетел в Мельбурн. Время и присутствие тренера, которому Бобби привык беспредельно доверять, сделали свое дело. Накануне открытия Олимпиады, в среду, Бобби еще сомневался в своих силах. В четверг он повеселел, а в пятницу, в день предварительных забегов на 100 метров, встретив утром Джексона, неожиданно улыбнулся и сказал: «Черт возьми! Я думаю, что еще не все потеряно!» На старте к нему окончательно вернулась уверенность. Остальное хорошо известно. На мельбурнском стадионе «Крикет-Граунд» Морроу одержал три блистательных победы.

Финал бега на 100 метров запечатлен на множестве фотографий, где можно видеть, что первым, примерно в двух метрах от основной группы бегунов, заканчивает бег стройный мускулистый спортсмен в белой майке—Бобби Морроу. Только встречный ветер помешал ему показать рекордный результат. Вторая золотая медаль была завоевана на 200 метров с превосходным временем, новым олимпийским рекордом — 20,6!

Третью медаль Морроу получил за победу на последнем этапе в эстафете 4 х 100 метров. На первых трех этапах удачно пробежали наши спортсмены, и нельзя было решить, кто же будет первым. Лишь   Морроу   принес   победу   американской   команде…

После Олимпийских игр 1956 года в Мельбурне казалось, что американцы навечно вернули себе олимпийское первенство в беге на короткие дистанции! В самом деле, история Олимпийских игр свидетельствует о том, что спринтеры США, как правило, были на голову выше бегунов других стран. Лишь на Играх 1908 года победу в спринте одержали южноафриканец Р. Уолкер и Р. Керр из Канады.

Изменения сил

Однако времена изменились. Широкий обмен информацией между тренерами разных стран, включение в международный календарь многочисленных соревнований, где бег на 100, 200, 400 метров и эстафеты 4×100 метров и 4 х 400 метров приносили большое количество очков и медалей, все это вызвало повышение интереса к спринтерскому бегу во всем мире, совершенствование средств и методов подготовки бегунов. Именно в этот период появляются выдающиеся европейские, австралийские, африканские спринтеры.

Все это привело в 1960 году на XVII Олимпийских играх в Риме к событию совершенно неожиданному, но в действительности подготовленному всем ходом развития бега на короткие дистанции. Разрушить многолетнюю гегемонию американцев в спринте выпало на долю двух талантливых европейских спортсменов: Армина Хари из ФРГ и Ливио Беррути из солнечной Италии.

Ливио Беррути
Ливио Беррути
Чемпион Олимпийских игр 1960 года в беге на 100 метров Армии Хари
Чемпион Олимпийских игр 1960 года в беге на 100 метров Армии Хари

Тренеры ФРГ уже с давних пор отличались своей настойчивостью,  пунктуальностью  и  умением   заимствовать в других странах все лучшее в тренировке. На спортивном небосклоне ФРГ появляются такие отличные бегуны, как Ганс Фютерер, Манфред Гермар, Армии Хари. Двум последним было доверено представлять спринтерский бег в Объединенной германской команде (одно время ГДР и ФРГ выступали на Олимпийских играх объединенной командой).

Кто впереди

Особый интерес представляет для нас Армии Хари. Этот высокий стройный (рост 182 см и вес 72 кг) механик из Лиферкузена с юных лет пристрастился к бегу на короткие дистанции. Фигурой в спорте он был своеобразной. Уже с первых лет выступлений Хари прославился невиданно быстрым стартом и… скверным характером. Впрочем, тем, что происходило с его рекордами, можно объяснить любой плохой характер. Хари побеждал на всех международных соревнованиях, стал чемпионом Европы 1958 года в беге на 100 метров. Но как только он устанавливал рекорды, ему не верили. «Ерунда. Не может быть!», «Явный фальстарт!»

К 1959 году мировой рекорд равнялся 10,1 и принадлежал пяти спортсменам, повторившим его в разное время. Между тем уже в 1958 году на соревнованиях во Фридрихсхафене Хари пробежал 100 метров за 10,0. Этому результату никто не поверил: «Не может быть!»

Между тем у немецкого бегуна была совершенно необычная, невиданная доселе реакция на выстрел, на 0,07-0,1 превышающая реакцию других спринтеров. Да, Хари первым убегал со старта, но в этом не было нарушения правил. На стадионе в Цюрихе в 1960 году Хари снова показал 10,0, и снова результат был не засчитан. На этот раз Хари обжаловал решение судей. Забег решили повторить. Назначили специальную комиссию, сменили судей. И что же? Снова 10,0! На этот раз в подлинности рекорда не приходилось сомневаться.

Но характер у Хари действительно испортился изрядно. Вилли Агатер—западногерманский журналист—писал по этому поводу: «Армии Хари причинил германскому союзу легкой атлетики много огорчений. После завоевания чемпионата Европы он стал зазнаваться… В международном матче СССР—ФРГ он отказался взять старт в эстафете 4 х 100, причем сослался на боль в ноге, однако после этого блестяще пробежал 200 метров. Руководство легкоатлетической федерации ФРГ не приняло строгих мер по отношению к Хари лишь потому, что он дал слово исправиться…»

Лучшие результаты

Мы не беремся судить, кто тут был прав, кто виноват. Во всяком случае накануне Олимпийских игр Армин Хари установил мировой рекорд и стал главным претендентом на одну из олимпийских медалей. Впрочем, за океаном, в США, результатам немецкого бегуна не особенно верили, а все надежды возлагали на Д. Зима, который после Морроу стал одним из лучших бегунов Америки.

…И вот олимпийский стадион в «вечном городе» — «Стадио Олимпико». Живая, темпераментно жестикулирующая толпа итальянских болельщиков — «тифози». 31 августа с 9 часов утра начались соревнования по легкой атлетике. Первый выстрел и первый забег на 100 метров. В четвертьфинал выходят трое из забега. Пока Хари не привлекает к себе внимания. Он прибегает в забеге вторым позади С. Антао из Кении.

Серафино Антао из Кении
Серафино Антао из Кении

Результат всего 10,6. Многие бегут лучше. В четвертьфинале Хари легко «прокатывается» по дорожке, показывая 10,2—повторение олимпийского рекорда. В полуфинале снова прибегает первым за 10,3. На этот раз хитрит Дейв Зим, показывая 10,4.

Вечером состоялся финал. Из 53 стартовавших на дистанции 100 метров к финалу подошли американцы Ф. Бадд, Р. Нортон, Д. Зим, англичанин П. Рэдфорд, кубинец Э. Фигерола и Армин Хари. И снова финал начинается с того же, что обычно происходило на стадионах Европы. Осторожный стартер возвращает Хари обратно. Только после четвертого выстрела бегуны берут старт. И снова немецкий спортсмен впереди. Теперь уже всем ясно, что никаких фальстартов, никакой хитрости тут нет. Просто перед зрителями явление исключительное, но тем не менее реальное — большой спортивный талант и поразительная реактивность.

Первую половину дистанции преимущество Хари очевидно. Однако постепенно к нему начинает приближаться Зим. Неизвестно, что бы было, если бы дистанция была на несколько метров длиннее. На финише разница между двумя бегунами не превышала 10—20 сантиметров.

Но в беге любая победа—победа. С 1928 года американцы никому не отдавали золотой олимпийской медали в беге на 100 метров. Армин Хари был первым, кто после 32-летнего перерыва отобрал у спортсменов США, казалось бы, верную золотую медаль. В истории Олимпийских игр этот день Римской олимпиады получил название «черный день американского спринта».

Реванш

Естественно,   что  команда  США рассчитывала взять реванш в беге на 200 метров, на второй исконно американской дистанции.

… В облике высокого стройного итальянца Ливио Беррути, ни на минуту не снимавшего темные очки, было какое-то особое изящество, спортивная элегантность. Студент Туринского университета обладал несколько иным, чем Хари, спортивным дарованием. Специалисты подмечали в его старте некоторую медлительность. Но в беге он был великолепен. Зрители давно уже не видели такого легкого изящного бега. Не надеясь на старт, Беррути решил не выступать на стометровке, а постараться достичь успеха на своей любимой 200-метровой дистанции.

Беррути великолепно пробегает в забеге и четвертьфинале. В полуфинале с ним стартовали все три обладателя мирового рекорда в беге на 200 метров (20,5) — американцы Р. Нортон, С. Джонсон и англичанин П. Рэдфорд — и… проиграли. Беррути, повторив мировой и установив новый олимпийский рекорд, был первым.

Рассчитывать можно было только на финал. Все отлично приняли старт. Но к выходу на прямую итальянец уже впереди. Трибуны неистовствуют. Ведь первым к финишу приближается их соотечественник. Беррути вновь первый, со временем 20,5!

Так были проиграны две «американские» золотые медали. В утешение команде США досталась медаль на 400 метров, ее завоевал рослый афроамериканец Отис Дэвис, установивший вместе с Карлом Кауфманом новый мировой рекорд — 44,9!


Ссылка на основную публикацию