Ричард Фосбери — Юрий Тармак — битва на Фосбери-флоп


Каждые Олимпийские игры имели свой особый, неповторимый характер, свой колорит, который придавали Играм те страны и города, где они проходили. Чем встретил гостей Олимпиады и спортсменов семимиллионный Мехико? Ослепительным горячим солнцем и удушливым смогом, висящим над городом. Зданиями с причудливой мозаикой, воспроизводящей затейливые узоры искусства древних ацтеков, и многоэтажными громадами из стекла, бетона и столь модной здесь меди. Красочными кварталами цветочных рынков, пышными пальмами, высокими струями фонтанов и потоками автомашин самых невероятных форм и расцветок, начиная от лимонно-желтого и кончая ярко-оранжевым.


Надо отдать должное мексиканцам, отлично подготовившимся к Олимпийским играм, которые стали великолепно организованным, ярким праздником. Было предусмотрено и продумано буквально все. Приготовлены и лежат в специальном сейфе тысяча шестьдесят семь олимпийских медалей разного достоинства. Подсчитано, что все соревнования продлятся тысячу двести пятьдесят один час пятьдесят пять минут, и в соответствии с этим составлено расписание соревнований для каждого вида спорта. Не забыто и то, что необходимо сохранить для потомков имена чемпионов Олимпиады. Для этого в олимпийской деревне подготовлена специальная каменная глыба.

Торжественной была церемония доставки на стадион факела с олимпийским огнем. Канонерская лодка «Дуранга» привезла факел в портовый город Веракрус. Семнадцать пловцов во главе с Эдуарде Морено приняли факел и на берегу передали его бегунам, путь которых лежал к стадиону между толпами восторженных зрителей. Здесь факел приняла девятнадцатилетняя мексиканская спортсменка Энрикета Басилио. Именно она поднялась по восьмидесяти семи ступеням и зажгла в чаше олимпийский огонь.

В Мехико на соревнованиях по прыжкам в высоту не было явных фаворитов. К 1968 году большая группа спортсменов из различных стран мира освоила рубеж 2 метра 20 сантиметров, но никто не мог «выйти на высоты», завоеванные Валерием Брумелем.

Советский Союз прислал сюда отличных «высотников» — Валерия Скворцова и Валентина Гаврилова. Ученик украинского тренера В. Донского, воспитавшего в городе Бердичеве большую группу прыгунов, Валерий Скворцов уже получил олимпийскую закалку на Играх в Токио и горел желанием подняться на пьедестал почета. Москвич Гаврилов мог прыгнуть либо очень высоко, либо разочаровать зрителей неожиданным «сегодня не пошло».

Команда из пятой колонны в секторе для прыжков была представлена Ричардом Фосбери, о прыжках которого ходили самые невероятные слухи, и Э. Каразерсом, о котором было известно лишь то, что он способен бороться за золотую олимпийскую медаль.

фосбери-флоп
Ричард Дуглас Фосбери (Richard Douglas Fosbury) (родился 6 марта 1947 года) — легкоатлет, прыгун в высоту.

На этот раз наши ребята поменялись с пятой колонной местами. Фосбери и Каразерс завоевали золото и серебро, бронзовым призером стал Гаврилов, а четвертое место занял Скворцов. Разница между результатами Фосбери и Гаврилова составила лишь четыре сантиметра. Силы были примерно равны.

Могли ли наши прыгуны продолжить традиции Брумеля и снова завоевать золото? Несомненно! Тренеры особенно рассчитывали на Скворцова. Но… Бывают и на Олимпийских играх тренерские просчеты. Мы присоединяемся к мнению тех, кто в проигрыше Скворцова (а четвертое место для него было проигрышем) видит 40 дней предолимпийского пребывания в Мехико. 40 дней ожидания старта в олимпийской деревне. Надоевший треугольник — дом № 8, столовая, стадион. Наконец, тренировки, в которых участвуют прыгуны из разных стран и которые превращаются в соревнования. Все это не способствовало подготовке к Олимпийским играм.

Сенсацией Игр была не столько победа представителя пятой колонны Фосбери, сколько способ прыжка, которым он победил. Нужно отдать должное прыгунам пятой колонны. Если советская школа прыжков не знала себе равных в точности, научной обоснованности, то пятая колонна отличалась смелым экспериментированием, созданием все новых своеобразных стилей прыжка.

Вот и на этот раз в Мехико Фосбери подарил миру еще один оригинальный способ преодоления планки, названный по имени его создателя «фосбери-флоп».

фосбери-флоп
Революционный стиль прыжка Дика Фосбери принес ему золотую медаль и Олимпийский рекорд.

Зрители, собравшиеся на олимпийском стадионе, знали о Фосбери совсем немного. Было известно, что Дик родился в 1947 году, имел рост 193 см и к Олимпиаде достиг   возраста   21   год.   Словом,  если   вспомнить,   что Брумель завоевал в Риме серебро в 19 лет, Фосбери был не так уж и молод. Показанный им в 1967 году с применением нового стиля результат 2,18 был воспринят как своеобразный цирковой трюк! Однако на предолимпийских отборочных соревнованиях он стал победителем, преодолев 2,21. Здесь на Олимпиаде Фосбери завоевал золотую медаль, перелетев над планкой, установленной на высоте 2,24.

Что же увидели зрители? До сих пор представители пятой колонны проигрывали советским прыгунам прежде всего в разбеге. Сравнительно медленный разбег с ускорением на последних трех шагах не приносил нужного результата. Фосбери решил использовать «оружие» советских атлетов. Вот он стоит в секторе для разбега и готовится к прыжку. Этот «настрой» длится долго. До двух минут. Начало разбега необычно. Оно столь же стремительно, как и у прыгунов в длину. Скорость разбега нарастает. Направление бега меняется по дуге, и спортсмен оказывается боком к стойкам. Без малейшего промедления он отталкивается и, не тратя времени на мах ногой, взлетает вверх, поворачиваясь спиной к планке. Волнообразное движение всем телом, и Фосбери приземляется на спину, обогнув планку последовательно плечами, туловищем, тазом и, наконец, ногами.

Так все же, что это такое, — говорили между собой зрители после окончания олимпийских соревнований по прыжкам в высоту — цирковой трюк или новый способ прыжка, которому принадлежит будущее? Большинство было склонно к первому выводу. Известный в прошлом прыгун, ныне тренер, готовивший к Олимпиаде Гаврилова, Юрий Чистяков писал, что «Ричард Фосбери, несомненно, выдающийся прыгун. Однако я не думаю, что его способ окажется более эффективным, чем «перекидной». Не верил в будущее «фосбери-флоп» и Владимир Дьячков. Скептически относились к нему и сами представители пятой колонны. Ведущий тренер пятой колонны Пейтон Джордан заявлял: «Стиль Фосбери принадлежит только ему, и невозможно в настоящее время обучать этому стилю кого-либо другого. Это было бы слишком опасно. Ведь речь идет о стиле поистине невероятном… Метод и стиль Фосбери в настоящее время принадлежит только Фосбери…»

Как же они ошибались! И Чистяков, и Дьячков, и Джордан, и многие другие. После Олимпиады началось победное шествие нового способа прыжка. Возможность достигнуть невиданной ранее скорости в разбеге, а затем незамедлительно «выстрелить себя вверх» и смело опрокинуться на спину за планку — все это привлекло тысячи прыгунов. Сейчас новым стилем устанавливаются рекорды, одерживаются победы. «Фосбери-флоп» освоили не только мужчины, но и женщины. Но «перекидной» не умер. Благодаря усилиям советских тренеров и спортсменов в настоящее время два способа прыжка сосуществуют и надо полагать будут сосуществовать. О том, что это так, свидетельствует дальнейшая олимпийская история прыжков в высоту.

В преддверии XX Олимпиады в Мюнхене, в 1971 году, то есть через 8 лет после рекордного прыжка Брумеля на 2,28, спортсмен из пятой колонны Патрик Мацдорф установил новый мировой рекорд, превысив результат Валерия лишь на один сантиметр. Но Мацдорф прыгал старым надежным «перекидным».

В качестве претендентов на олимпийские медали на Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене спортивная печать называла и спортсменов, применявших «фосбери-флоп», и прыгунов, остававшихся верными «перекидному». Кстати, среди первых одним из фаворитов считался литовский спортсмен Кестутис Шапка, опередивший многих лучших прыгунов мира на состязаниях предолимпийской недели в Мюнхене с результатом 2,22. Что касается двух других претендентов на места в советской олимпийской команде, ленинградца Юрия Тармака и ученика В. Донского Рустама Ахметова, то они применяли обычный «перекидной».

Так, при обсуждении возможного исхода олимпийских соревнований по прыжкам в высоту специалистов интересовали прежде всего два вопроса. Первый — представители пятой колонны или советские «прыгуны станут победителями Олимпийских игр на этот раз? И второй — каким стилем будет одержана в Мюнхене олимпийская победа? … Квалификационный норматив в прыжках в высоту на Олимпиаде в Мюнхене был высок — 2 метра 15 сантиметров, несмотря на это, его выполнило 19 человек, и в том числе трое наших спортсменов. Большое число участников превратило олимпийские соревнования по прыжкам в высоту в длительную тяжелую «гонку с выбыванием».

Неожиданно выбывают из соревнований не взявшие высоту 2,18 К. Шапка и Р. Ахметов. Продолжать борьбу из советских прыгунов приходится одному Юрию Тармаку.

Условия соревнований не благоприятствуют прыгунам. Состязания начались поздно и то и дело прерываются церемониями награждения. Спортсмены нервничают, они явно устали. Невозмутим и, кажется, готов продолжать прыгать до бесконечности только Юрий Тармак.

Тармак пришел к известному тренеру П. Гойхману, воспитавшему в свое время первого советского рекордсмена мира Юрия Степанова, когда ему было уже 22 года. Приехав из Таллина, он поступил в Ленинградский университет. Свою работу с новым тренером Тармак начал со споров и конфликтов. Прежде всего он никак не хотел отказываться от своей несовместимой со спортом студенческой привычки—заниматься по ночам. А потом он хотел только прыгать и никак не мог, вернее, не хотел понять, что при росте 193 сантиметра и весе 73 килограмма нужно прежде всего позаботиться о приобретении силы, необходимой мышечной массы! И в первое время Гойхману приходилось преимущественно беседовать, объяснять, настаивать.

Но когда период сомнений и споров закончился, оказалось, что новый ученик Гойхмана обладает качеством, которое компенсирует его недостатки, — неистребимым желанием прыгать. Он прыгал в любое время года, на любых соревнованиях. В 1971 году он участвовал в 53 соревнованиях, в которых высоту 2,10 — 2,14 преодолел 31 раз, а высоту 2,15 и выше — 9 раз! В олимпийском году Тармак оставался верен себе. 36 выступлений в соревнованиях и нередко по два раза в день. Естественно, что он лучше других был подготовлен к прыжковому марафону в Мюнхене.

… Высоту 2,21 преодолели трое — Юрий Тармак, спортсмен из ГДР Штефан Юнге и прыгавший новым стилем представитель пятой колонны Дуайт Стоунз. Соперники советского прыгуна явно устали. Это было видно по появившимся у них техническим погрешностям, тем чрезмерным усилиям, которые им пришлось приложить, чтобы справиться с высотой 2 метра 21 сантиметр.

Наиболее подготовленным, уверенным в своих силах и невозмутимым в олимпийском секторе для прыжков был Юрий Тармак. Его классический «перекидной» был безупречен на всех высотах. Перед высотой 2,23 Юнге усердно разминался.

фосбери-флоп
Юрий Тармак (1946). «Динамо». Легкой атлетикой начал заниматься в 1963 г. В сборную команду страны входил с 1970-го по 1975 г.

Пытался настроить себя на успешный прыжок Стоунз, но усталость брала свое, а когда Юрий Тармак со второй попытки взял эту высоту, его противники были сломлены.

фосбери-флоп
Юрий Тармак (Yuri Tarmak). Перекидной.

Ссылка на основную публикацию