Научно-техническая революция в спорте


Отражение научно-технической революции в спорте — это не только использование в тренировочном процессе достижений современной науки, но и совершенствование его технического оснащения.


История роста олимпийских достижений в легкой атлетике непосредственно связана с эволюцией этого оснащения. Оно касается как улучшения мест, где проводятся соревнования, так и специальных приспособлений, инвентаря, спортивных снарядов. Техническая модернизация легкоатлетического спорта наряду с улучшением средств и методов тренировки — одна из причин бурного роста олимпийских рекордов.

На мягкой земляной или травяной беговой дорожке легкоатлетам было трудно показывать высокие результаты в беге. Шагом вперед стала гаревая дорожка, приготовленная из специальной смеси.

Mapei
Реализованные проекты с искусственным покрытием. Soccer Field in Pavia — Pavia (Pavia) ITALY, Debrecen football field — Debrecen HUNGARY, Soccer field —
Verona (Verona) ITALY, Campos da Rodovia — Braga PORTUGAL, Teramo Stadium — Teramo (Terni) ITALY,
Ara Pacis Area — Roma (Roma) ITALY, S. Marco dei Cavoti soccer field — S. Marco dei Cavoti (Benevento) ITALY,
Siena Square — Roma (Roma) ITALY. Российские проекты не делали прямых покупок у дистрибъютора Mapei.pro и не вошли в портфолио
производителя.

В наше время тартановые, рекортановые и прочие синтетические покрытия беговых дорожек и мест для прыжков позволяют бежать значительно быстрее, совершать более далекие прыжки.

Mapei
Mapei — создает новые покрытия — создает современный спорт

Появление высокого настила из поролона на местах для приземления дает возможность спортсменам уверенно совершать прыжки на высоту многоэтажного дома, применять способы прыжков, при которых приземление происходит на спину.

Поролоновые настилы для прыжков в высоту
Появление высокого настила из поролона на местах для приземления

Улучшению олимпийских рекордов способствовало изобретение снарядов для метаний более совершенной аэродинамической формы. Это касается прежде всего копья. Цельнотянутое металлическое копье стало обладать повышенными планирующими свойствами, а следовательно, лететь дальше. Уменьшился в размерах и стал изготовляться с применением вольфрама шар молота, что позволило уменьшить сопротивление воздушной среды при полете снаряда.

Большое значение имело изменение формы легкоатлетического барьера. Роль первых барьеров выполняли обыкновенные плетеные изгороди. Затем появились тяжелые Х-образные сооружения, напоминающие козлы для пилки дров. Следующим этапом совершенствования барьера стало препятствие, напоминающее своей формой перевернутую букву Т.

Легкоатлетический барьер
Т-образный легкоатлетический барьер

Лишь в 30-х годах нашего столетия был предложен современный барьер в виде буквы L с утяжеленным основанием.

Легкоатлетический барьер
Современный легкоатлетический барьер

Словом, постепенно был создан барьер, который уже не представлял опасности для спортсмена и при падении не мешал ему продолжать бег. В 1933 году американский барьерист Перси Бэрд, пробежав 110 метров с новыми барьерами, показал результат, превышающий мировой рекорд, но его не утвердили, так как новые препятствия не были узаконены ИААФ.

Первенство москвы среди 1999-2000 г.р.14-16 мая 2014 год
Современный легкоатлетический барьер

Появление новых барьеров уже на Играх 1948 года позволило американцу В. Портеру впервые в истории Олимпийских игр «выйти» из 14 секунд, он пробежал 110-метровую барьерную дистанцию за 13,9. И теперь почти каждые Игры приносили улучшение олимпийского рекорда в беге на ПО м с/б: 13,7 на Играх 1952 года; 13,5 —в 1956 и 1964 годах; 13,3 —в 1968 году и 13,24, показанные американским атлетом Раем Милберном в 1972 году. Так росли олимпийские рекорды в барьерном беге.

Однако есть вид олимпийской легкоатлетической программы, в котором спортивный снаряд непосредственно определял и технику и уровень результатов. Это прыжки с шестом.

Прыжки с шестом
А вам слабо?

На I Олимпийских играх в Афинах американец Уильям Хойт продемонстрировал прыжок с деревянным шестом и преодолел планку на высоте 3 метра 30 сантиметров. Известный американский специалист Ричард Ганзлен пишет: «Первые прыгуны пользовались деревянными шестами с грузом железа или свинца до 20 фунтов (около 9 кг) на его переднем конце. Этот груз был необходим для того, чтобы шест легче принимал вертикальное положение».

Тяжелый деревянный шест из ели, сосны, бука или других пород деревьев был неудобен, затруднял разбег и часто ломался. И вскоре американцы стали пользоваться легким и гибким бамбуковым шестом, который позволил значительно увеличить скорость разбега и благодаря этому преодолевать значительно большую высоту. Усилиями американцев Ч. Дворака, А. Джильберта, X. Бабкока, Ф. Фосса, Л. Бэрнеса и С. Кэрра олимпийский рекорд, начавший свой отсчет с 3,30 в 1928 году, был доведен до 4 метров 20 сантиметров. Все эти годы преимущество американцев на Олимпийских играх было бесспорным. Правда, попытки бороться с представителями США делали японцы. Первым о своих претензиях на олимпийскую корону довольно своеобразным способом заявил на Играх 1904 года в Сент-Луисе представитель Страны восходящего солнца — Фуни.

Когда судьи вызвали Фуни для выполнения прыжка, он подошел к стойкам, поставил шест и на глазах удивленных судей и зрителей быстро вскарабкался по нему, а затем спокойно перепрыгнул через планку, установленную на отметке 3 метра 20 сантиметров. После разъяснения о том, что надо прыгать с разбега, Фуни отошел на несколько метров, не спеша разбежался и, остановившись, снова повторил свой трюк. Конечно, его результат не был утвержден, а в правила внесли уточнение, что прыгуну запрещается перебирать руками по снаряду во время прыжка…

Росту достижений в прыжках с шестом способствовало также введение с 1924 года новой формы ящика для упора, который позволял прочно устанавливать шест и гасил его вибрацию, а также совершенствование ямы для приземления, которая стала представлять собой высокую подушку из поролона, что делало прыжок более безопасным.

На X Олимпийских играх в Лос-Анджелесе японские прыгуны доказали, что после Сент-Луиса они не тратили времени даром и готовились к бою. Когда планка была установлена на высоте 4,15, маленький японец Нисида преодолел ее с акробатической ловкостью. Из американцев с первой попытки эту высоту взял только Д. Джефферсон. После 4,25 остались лишь двое — Сухаи Нисида и американец В. Миллер. Две первые попытки неудачны у обоих спортсменов. В третьей — японец переходит через планку. Она колеблется и в конце концов падает вниз. Так же дрожит планка после прыжка Миллера, но каким-то чудом остается лежать на стойках. Американские зрители с облегчением вздыхают…

Второй бой американцам японские шестовики дали на следующих Играх, в Берлине. Здесь против трех студентов Южнокалифорнийского университета В. Грэбера, Э. Мэдоуса и В. Сэффтона выступили С. Нисида и С.Ое. Два американца и два японца преодолели высоту 4,25, но счастье опять улыбнулось заокеанским спортсменам. Мэдоус стал победителем Олимпийских игр с результатом 4,35.

Однако    наиболее    выдающимся    прыгуном, пользующимся бамбуковым шестом, был обладавший безупречной техникой американский спортсмен Корнелиус Уормердам, обычно прыгавший на соревнованиях лучше, чем на тренировках. «Борьба мне всегда помогала, и, возможно, я прыгнул бы еще выше, если бы мои соперники вынудили меня к этому», — говорил он впоследствии. Впрочем, и так Уормердам установил мировой рекорд— 4,77, который был улучшен лишь через 15 лет.

И все же Уормердам не стал олимпийским чемпионом. В годы его выступлений Олимпийские игры не проводились. Замечательный атлет попал в «мертвую полосу» — 1936—1948 годы.

После окончания второй мировой войны началась новая эра в олимпийской истории прыжков с шестом. Бамбуковые шесты были недолговечны, трескались от перемены температуры, часто ломались. И вот появились металлические — стальные и дюралюминиевые шесты. Они были удобны, долговечны, но по своей упругости уступали бамбуковым. Вот почему рекорд Уормердама, установленный бамбуковым снарядом, продержался так долго. Как правило, атлеты, преуспевающие в прыжках с металлическим шестом, обладали большой силой плечевого пояса и рук и имели высокий рост. Среди них наиболее известны победители Олимпийских игр 1952 и 1956 годов Роберт Ричарде, прозванный «Летающим пастором», и 1960 года — Дон Брэгг. Ричарде в Хельсинки преодолел планку на высоте 4,55, а в Мельбурне прибавил к этой высоте один сантиметр, завоевав таким образом две золотые олимпийские медали. Ричарде разделял свои привязанности между церковью и стадионом. Занятия богословием не мешали ему аккуратно посещать тренировки. Кстати, победив на Олимпиаде в Мельбурне, он отслужил мессу в одной из местных церквей.

Не менее колоритной фигурой был мускулистый, атлетически сложенный Дон Брэгг. На Олимпийских играх в Риме, взяв высоту 4,70, он заявил окружившим его корреспондентам: «Я осуществил свою мечту, теперь я хочу жениться, закончить военную службу и сыграть в Голливуде роль Тарзана». Насколько известно, эти мечты Дона Брэгга осуществились.

В 1960 году первенство США неожиданно выиграл почти никому не известный прыгун А. Дулей. Его шест был сделан из какого-то синтетического материала. Он так сгибался под тяжестью прыгуна, что казалось вот-вот сломается, но затем он разгибался и, как катапульта, подбрасывал спортсмена вверх. Так после долгих поисков был найден материал, из которого можно было сделать гибкий и достаточно упругий шест. Небольшая фабрика в США на побережье Калифорнии, занимавшаяся раньше производством рыболовных принадлежностей, стала изготовлять подобные шесты из так называемого фибергласа.

Шесты из синтетических материалов продолжали совершенствоваться. Одним из вариантов был более гибкий и «быстрый» шест «Ката-поле». С появлением новых синтетических шестов были опровергнуты все представления о человеческих возможностях в этом виде легкой атлетики. Новый шест подбрасывал спортсменов на невиданную высоту. Он потребовал перестройки техники, поставил под угрозу гегемонию американцев, так как новым снарядом стали овладевать и спортсмены европейских стран.

В 1962 году применение новых шестов было официально разрешено ИААФ. С этого времени мировые и олимпийские рекорды стали стремительно расти. В совершенствовании новой техники, рациональном использовании катапультирующих свойств синтетических шестов многое сделали такие американские прыгуны, как Джон Пеннел (5,44), Роберт Сигрен (5,63), Эрл Белл (5,67), Дэвид Роберте (5,70). В разработке новой техники приняли участие и европейские спортсмены. Прыгун из ГДР Вольфганг Нордвиг (5,50), швед Кейль Исакссон (5,59), поляки Тадеуш Слюсарский (5,62) и Владислав Казакевич (5,62). Впервые в истории Олимпийских игр на двух последних Олимпиадах победителями в прыжках с шестом стали не американские, а европейские спортсмены, представители социалистических стран: в 1972 году в Мюнхене— Вольфганг Нордвиг и в 1976 году в Монреале Тадеуш Слюсарский.

Тадеуш Слюсарский
Будущий Тадеуш Слюсарский

Мировой же рекорд сейчас принадлежит американскому студенту Майку Талли и равен 5 метрам 71 сантиметру. Подобные результаты были бы невозможны без современного катапультирующего шеста.


Ссылка на основную публикацию