Метание копья. Победа в последней попытке.


Олимпийский стадион в Мехико 15 октября 1968 года. Стрелки контрольных часов приближаются к четырем часам дня. Копьеметатели закончили разминку на тренировочном поле и готовятся выйти к месту состязаний.


Янис Лусис
Янис Лусис

Когда цепочка участников финальных соревнований по метанию копья появляется на стадионе, раздаются аплодисменты. Выход легкоатлетов совсем не похож на появление гимнастов с их чеканным шагом, безукоризненным равнением и строевой подтянутостью.

Копьеметатели выходят на стадион, не думая о том, что надо идти в ногу. Они сосредоточены и молчаливы. Для них это не торжественный выход, а «рабочий» переход к месту соревнований.

Советские туристы ищут среди копьеметателей представителя своей страны. А вот и он, Янис Лусисе, латвийский спортсмен, в котором не только они, но и многие зрители из других стран видят одного из главных претендентов на золотую олимпийскую медаль. К сожалению, второй советский копьеметатель Март Паама выбыл из числа участников еще на утренних соревнованиях.

Начинается ритуал подготовки к выступлению. Нужно надеть туфли, еще раз проверить прочность веревочной обмотки копья, разметить разбег.

Пока копьеметатели заняты этими важными приготовлениями, расскажем, почему так надеются сидящие здесь на трибунах советские туристы на Яниса Лусиса.

…Не все будущие олимпийские чемпионы в детские и юношеские годы отличались хорошим физическим развитием и превосходили своих сверстников в росте и весе. Вот и Янис Лусис, парнишка из курземского хутора Вецданкуми, никак не мог вырасти выше 160 сантиметров. Не отличался он и физической силой и другими данными, которые позволили бы видеть в нем будущего мастера спорта. Лишь позднее он и подрастет, и приобретет необходимые для высоких спортивных достижений качества.

В Риге его с трудом приняли в Рижский институт физической культуры. Первое время он не имел ни стипендии, ни общежития. Три раза в день питался преимущественно картошкой, которую заработал летом в колхозе. Ночами разгружал вагоны. Он не мог рассчитывать на помощь родных. В 1945 году его отца убили бандиты, скрывающиеся в Курляндских лесах после освобождения Латвии Советской Армией. Мать осталась одна с двумя ребятишками на руках.

В институте Лусис попал в группу преподавателя Валентина Маззалитиса, собравшего вокруг себя будущих десятиборцев и копьеметателей. Говорят, что чудес не бывает. Но как же иначе назвать то чудесное превращение низкорослого слабого подростка в сильного, хорошо сложенного юношу. Уже в 1961 году на первенстве страны он завоевал две бронзовые медали — в десятиборье и метании копья.

Янис Лусис и Валентин Маззалитис
Янис Лусис и Валентин Маззалитис

После этого копье стало его единственным и главным видом. Но чтобы стать первым в стране, ему надо было опередить и киевлянина Виктора Цыбуленко, и москвича Владимира Кузнецова, и эстонца Марта Паама. Сделать это ему удалось уже в следующем, 1962 году, когда он стал рекордсменом СССР с результатом 86 метров 4 сантиметра.

В 1964 году на Олимпиаде в Токио Янис Лусис завоевал бронзовую медаль. На этот раз олимпийским чемпионом стал финский 24-летний рабочий парень из местечка Теува Паули Невала. Вторым был венгерский метатель Гергей Кулчар.

Четыре года совсем недолгий срок, особенно когда ставится цель заменить бронзу золотом. Маззалитис со своим учеником составили подробный план подготовки, в котором было расписано буквально все, вплоть до количества бросков. И против каждого года стояла цифра — результат, которого надо было достигнуть. Цифра «90 метров» стояла в графе «1967 год». На 1968 год намечено было установить мировой рекорд.

Лусису повезло, так как период его подготовки к Олимпиаде совпал со становлением советской школы метания копья. Маззалитис не только заимствовал все то лучшее, что было выработано этой школой, но и внес в ее разработку свой вклад. Над теоретическими и практическими основами метания копья основательно потрудились в Ленинграде Леван Сулиев, в Москве — Владимир Кузнецов, готовивший кандидатскую диссертацию на эту тему и назначеннный старшим тренером копьеметателей сборной команды страны.

Одно из основных звеньев тренировки метателя копья — это бросковая подготовка. До сих пор метатели, даже международного класса, выполняли в течение года 1500—2000 бросков копья. А нельзя ли увеличить количество бросков и посмотреть, какой принесет это эффект. Кузнецов разрабатывает методику применения в бросковой подготовке легких копий. Это позволяет увеличить число бросков до 15—16 тысяч в год!

Приводятся в стройную систему все средства общей физической и специальной тренировки, изучаются особенности техники метания нового планирующего копья, идут поиски наиболее рациональных средств реабилитации (восстановления). В эти годы Маззалитис — Лусис — Кузнецов образуют своего рода «лабораторию», в которой изучаются, совершенствуются и проверяются на практике главные принципы подготовки современного копьеметателя.

XXI Олимпийские игры
XXI Олимпийские игры

Что принесла советской легкой атлетике эта «лабораторная» деятельность трех одержимых копьем людей? Прежде всего выполнение контрольных нормативов плана подготовки Лусиса к XIX Олимпийским играм. К 1968 году Янис Лусис стал сильнее, техничнее, стабильнее на соревнованиях. В этом ему помогла не только интенсивная бросковая подготовка, но и тренировка с тяжестями. Прибавив в весе 6 килограммов, он ничего не потерял в быстроте и технике.

В 1968 году планировалось установление мирового рекорда. Это была нелегкая задача. Еще в 1964 году этот рекорд установил норвежский метатель Терье Педерсен, послав снаряд на 91 метр 72 сантиметра. По своим физическим данным он намного превосходил Лусиса: был выше советского спортсмена на 10 сантиметров и имел размах рук 2 метра 12 сантиметров, то есть на 20 сантиметров больше, чем у Лусиса.

И тем не менее, когда в 1968 году команда советских легкоатлетов едет в Финляндию, Лусис ставит перед собой задачу вернуться домой рекордсменом мира. Надо полагать, что именно эта задача сковывает его на первых соревнованиях. Приблизиться к мировому рекорду ему не удается ни на первом выступлении в Тампере, ни во втором в Кеуру. Когда же, приехав в Саариярви он выходит в сектор для метаний, расчета на рекорд уже нет. Очевидно, именно это помогло ему метать раскрепощенно, соблюдая все требования техники. И копье улетает на 91 метр 98 сантиметров — новый мировой рекорд.

… Итак, мы оставили Яниса Лусиса на олимпийском стадионе в Мехико в тот момент, когда он готовился к началу финальных соревнований.  С кем же на этот раз ему придется вести борьбу? С тем же неувядаемым Янушем Сидло, который соревновался еще с его предшественником Виктором Цыбуленко. Впрочем, едва ли на этот раз Сидло имеет шанс на далекие броски. Зато гораздо опаснее его соотечественник второй польский метатель В. Никицюк. Но особенно сильны черноволосый крепыш, начинавший свою спортивную карьеру с бокса и борьбы, финн Норма Киннунен, венгерский копьеметатель Г. Кулчар и представитель ГДР М. Штолле.

Начинается первая попытка. Как же отличаются эти олимпийские соревнования от того, что произошло в 1960 году в Риме, где уже в первом броске Цыбуленко ушел далеко вперед, а дальнейший ход соревнований свелся к безуспешным попыткам остальных участников догнать советского спортсмена.

Первая попытка Лусиса неудачна — 81,74. С трибун хорошо видно, что он торопится и метает копье «одной рукой», не вкладывая в бросок ни приобретенную в разбеге скорость, ни вес тела, достигший к этому времени 90 килограммов. Зато в первой попытке Киннунен превосходит Лусиса почти на 5 метров — 86,30. Впереди оказываются также Кулчар и швед Нильссон.

Несколько лучше бросок во второй попытке — 86,34. Однако сомнительно, можно ли выиграть с таким результатом Олимпийские игры. И действительно, в четвертой попытке Кулчар показывает 87,06. Ну а что же Янис Лусис? Он по-прежнему неузнаваем. 82,66 в третьем броске, 84,40 — в четвертом, наконец, незачтенная попытка в пятом. Неужели проигрыш? Победить в первой попытке, когда ты полон сил и в случае неудачи можешь еще пять раз бросить копье, несоизмеримо легче, чем показать победный результат в последнем броске. На это бывают способны только волевые выдающиеся спортсмены.

Лишь впоследствии присутствовавшие на стадионе тренеры узнали, что Янис Лусис в первых попытках совсем не растратил свои силы. Наоборот, избыток сил, нервный подъем мешали ему восстановить привычный технический стереотип. Именно на его восстановление ушли первые пять бросков.

Ну вот, кажется, все наладилось. И ритм последних бросковых шагов, и далекое прямолинейное отведение копья. Но надо попробовать еще раз. И когда Лусиса вызывают для последней попытки, он разбегается, отводит копье и … останавливается.

Шумят трибуны. Для зрителей это признак нерешительности, признание своего бессилия. Для Лусиса— последняя проверка перед решающим броском. И этот бросок стал победным — 90 метров 10 сантиметров!

Итак, шестой бросок Лусиса подтвердил приоритет советской школы метания копья и результативность работы «лаборатории» Маззалитис—Лусис— Кузнецов. В последней попытке и Киннунен и Кулчар шли ва-банк, но больше, чем 88,58 и 87,06, больше показать не смогли.

И снова прошло четыре года. На Олимпиаду в Мюнхен Лусис приехал в расцвете сил, с горячим желанием завоевать вторую золотую олимпийскую медаль. К этому были все основания. Незадолго до Игр Янис вернул себе мировой рекорд, находившийся до этого во владении Киннунена. Рекордный результат Лусиса на этот раз равнялся 93 метрам 80 сантиметрам.

На олимпийском стадионе в Мюнхене в отличие от прошлой Олимпиады первые броски Лусиса великолепны: 88,88 в первом броске, 89,54 — во втором. Это преимущество Янис сохраняет до пятой попытки. И он сам и зрители уверены в его победе.

Казалось бы, наиболее упорно с советским спортсменом должен бороться экс-рекордсмен мира Киннунен, но на этот раз он с трудом бросает копье за 80 метров. Зато все дальше и дальше копье летит у «хозяина стадиона» метателя из ФРГ приземистого Клауса Вольфермана. Его пятая попытка на 90,48 встречается громом аплодисментов.

У Лусиса остается две попытки. Все помнят, что в Мехико он одержал победу последним, шестым броском. Вот и сейчас шестая попытка выполнена отлично. Десятки тысяч глаз следят за полетом его копья. Вот оно взвивается над стадионом, описывает длинную траекторию и приземляется на линии отметки Вольфермана. С трибун невозможно определить, чей бросок дальше. Проходят томительные мгновения, и на табло зажигаются цифры 90,46! Это лишь на два сантиметра, но все же хуже результата Вольфермана.

Мы не хотим брать под сомнение добросовестность судей, но тем не менее вынуждены сказать о том, о чем писали многие газеты. Спор между Лусисом и Вольферманом решался под рев трибун. Зрители желали победы своему соотечественнику. Измерение проводилось электронной рулеткой в отсутствие членов жюри. Все зависело от того, как установят судьи на месте падения копья штырь с призмой…

Впрочем, давая через час интервью телевидению, Лусис, усмехаясь, сказал: «Что же, я выиграл в Мехико. У меня уже есть одна золотая медаль, пусть теперь будет у него. На то и Олимпиада, чтобы отдавать предпочтение тем, кто в этот момент счастливее».

На XXI Олимпийских играх на высшую ступень пьедестала почета поднялся венгерский атлет Миклош Немет. Он повторил подвиг своего отца, который 28 лет назад на Олимпиаде в Лондоне также стал победителем.

Миклош Немет
Миклош Немет

Разница была лишь в том, что Имре Немет получил золотую медаль за победу в метании молота, а сын — в метании копья.

Янис Лусис
Янис Лусис

Ссылка на основную публикацию