Метание копья. На пути к 100 метрам.

Когда долговязый худой парень из села Веприк Фастовского района на Киевщине Виктор Цыбуленко поступал в ремесленное училище и его спросили, кем он хочет стать, он, ни минуты не задумываясь, ответил: «Машинистом паровоза».

Именно с паровозом, этим стальным чудовищем, мчащимся по полям и холмам, грохочущим по мостовым пролетам через широкие полноводные реки, были связаны первые детские романтические мечты Цыбуленко. Казалось, нет большего счастья, чем покорить это чудовище, стать его полновластным хозяином.

Но этой мечте не суждено было сбыться. Врачи приемной комиссии решили, что по состоянию здоровья Цыбуленко не может быть паровозным машинистом. Что-то не то у него с сердцем, пожалуй, маловат объем легких. Что делать? И врачи могут ошибаться, тем более в прогнозах. Ну откуда им было знать, что хилый подросток вскоре превратится в рослого здоровяка, мощного, налитого силой атлета.

В ремесленном училище начались занятия легкой атлетикой, и вот уже здесь оказалось, что у Виктора есть то, что нужно каждому метателю, особенно копья, — сильнейший рывок, приобретенный в детские годы, когда Цыбуленко увлекался бросанием камней, игрой в лапту.

Виктор Цыбуленко

Виктор Цыбуленко

Не удивительно поэтому, что позднее, после окончания училища и службы в Советской Армии, он прежде всего обновил всесоюзный рекорд в метании гранаты. Впрочем, в первый же год военной службы на первенстве Вооруженных Сил Цыбуленко одержал победы во всех видах метаний! Но главным все же оставалось копье. Именно этому снаряду посвятил Цыбуленко все свои помыслы, всю энергию и волю.

Надо сказать, что показатели наших копьеметателей в течение многих лет отставали от достижений зарубежных спортсменов. В середине 30-х годов, когда в Западной Европе результат за 70 метров считался уже обычным, наши атлеты только еще осваивали 60-метровый рубеж. Однако вскоре усилиями ленинградцев Анатолия Решетникова и Виктора Алексеева рекордные достижения стали быстро расти. В 1950 году Харри Вальман из Таллина первым из советских атлетов перешагнул 70-метровый рубеж (71,66).

Приблизился к Вальману, а затем в том же 1950 году превысил его рекорд Виктор Цыбуленко (73,37). В те же годы в Ленинграде появился еще один копьеметатель — Владимир Кузнецов.

Владимир Кузнецов

Владимир Кузнецов

И отныне борьба за всесоюзный рекорд и золотую медаль на первенствах страны долгие годы с переменным успехом шла между этими спортсменами. Началась она в 1952 году и закончилась через 10 лет, когда свой последний всесоюзный рекорд — 85,64 на соревнованиях в Баку установил Владимир Кузнецов. За эти годы трижды рекорд улучшал Виктор Цыбуленко и восемь раз рекордсменом страны становился Владимир Кузнецов. Это единоборство сильнейших в стране копьеметателей привело не только к улучшению всесоюзного рекорда с 71,66 до 85,64, но и к многочисленным победам советских спортсменов на международных соревнованиях. И здесь более удачливым оказался Виктор Цыбуленко.

Честь выступать в метании копья на первых для советских спортсменов Олимпийских играх 1952 года была доверена Цыбуленко и Кузнецову. Это были именно те Игры, когда американцы С. Янг и У. Миллер стали обладателями золотой и серебряной медалей. Впрочем, их результаты были невысоки: 73,78 у Янга и 72,46 у Миллера. Советские метатели могли бороться за медали любого достоинства. Однако сказалось отсутствие опыта. Цыбуленко оказался на четвертом, а Кузнецов на шестом месте. Впрочем, для начала это было неплохо, так как и тот и другой принесли команде очки в неофициальном командном зачете. Результат Цыбуленко мог быть и лучше, если бы не досадный случай. Квалификационные соревнования по метанию копья проходили в прохладную погоду. И чтобы не охладить мышцы, Виктор решил метать в спортивных брюках, широченных шароварах, которые были в моде в те годы. И вот в первой же попытке шипы зацепились за шаровары. В итоге подвернутая нога и опухший голеностопный сустав. Метать на следующий день Цыбуленко пришлось с туго забинтованной ногой, превозмогая сильную боль.

На очередных, XVI Олимпийских играх выступали трое советских копьеметателей: Цыбуленко, Кузнецов и Александр Горшков. Мы уже говорили о том, что к началу Олимпийских игр в Мельбурне большая группа спортсменов не без помощи нового планирующего снаряда преодолела в метании копья 80-метровый рубеж.

Здесь, в Австралии, в секторе для метания копья собрались   почти   все   лучшие   метатели   мира.   Когорту сильнейших возглавлял рекордсмен мира тех лет польский метатель Януш Сидло. Сын силезского шахтера из города Шопеницы, подобно Виктору Цыбуленко, приобрел крепкую и «быструю» руку, с увлечением занимаясь в детстве играми в лапту и ручной мяч.

После переезда в Варшаву Сидло удалось стать учеником одного из выдающихся польских знатоков метания Зигмунда Шелеста. К Олимпиаде в Мельбурне Сидло был в расцвете своих сил и спортивной славы. В итальянском городе Милане незадолго до выступления в Мельбурне он превысил установленный лишь неделю назад мировой рекорд Сойни Никкинена, послав снаряд на 83 метра 66 сантиметров. После этого сам Адольфо Консолини, присутствовавший на миланских соревнованиях, поднял нового рекордсмена мира на плечи и отнес его к пьедесталу почета.

В Мельбурн приехал и второй выдающийся польский копьеметатель Ян Копыто. Были и новички: итальянец Джованни Лиеворе и сделавший в короткий срок головокружительную спортивную карьеру норвежец Эгиль Даниэльсен, чей лучший результат лишь на 9 сантиметров был хуже мирового рекорда Сидло.

Каких только копий не было здесь, в Мельбурне! И планирующие снаряды Хелда, и финские копья образца 1953—1954 годов, и шведские деревянные нового образца, аэродинамической формы, и шведские металлические цельнотянутые.

К сожалению, наши спортсмены не имели возможности пользоваться стандартными современными копьями, что не позволяло им выработать точный навык и достигнуть рекордных результатов в Мельбурне. Неудачно выступил Горшков и Кузнецов (8-е и 12-е места). Отличный для себя бросок металлическим шведским копьем на 79,50 сделал Цыбуленко, но этого результата оказалось достаточно лишь для того, чтобы завоевать бронзовую награду.

Как и ожидалось, золото и серебро было разыграно между Янушем Сидло и Эгилем Даниэльсеном.

Неустойчивая австралийская погода и на этот раз вмешалась в спор спортсменов. Во время соревнований дул порывистый то встречный, то боковой ветер, мешавший планирующему полету современных копий.

До четвертой попытки впереди шел Сидло с результатом 79,70. Но вот на старте Даниэльсен. Он стоит, подняв над головой руку с копьем.

Говорят, что в моменты величайших напряжений перед мысленным взором человека молниеносно проносятся картины его жизни — детства, юности. Стоя на месте старта, Эгиль вспомнил свой первый детский победный бросок. Это было не копье, а простой камень. И это был не стадион, а дорога из норвежского городка Хамера, где он воспитывался в детском доме, до селения Вантсосене. Даниэльсену было только шесть лет, но он был страстным любителем бросать камешки. И вот однажды, стоя у придорожной канавы, он с восторгом наблюдал, как восьми- и девятилетние ребятишки соревновались в метании камней. Рекордный результат девятилетнего мальчугана был отмечен чертой на дорожном гравии.

Оставшись один, Эгиль начал бросать камни и занимался этим до тех пор, пока не заболела рука. И так день за днем, пока не наступил момент его торжества.

Когда любители камешков снова собрались, чтобы попробовать превысить старый рекорд, шестилетний карапуз, превозмогая страх, попросил:

—           Можно мне с вами?

Ответом были презрительные взгляды.

—           Но я умею бросать, — со слезами в голосе настаивал Эгиль.

—           Ну что же, попробуй. Только смотри не улети вместе с камнем.

И тщедушный Даниэльсен метнул камень с такой силой, что он опустился по крайней мере в двух метрах за рекордной чертой… Наступило молчание… А потом старый рекордсмен повернулся к своим товарищам и зло сказал:

—           Пошли… Нам здесь нечего делать. Это какой-то обман, трюк…

А потом, когда Даниэльсен подрос, были годы тренировок и дружеская помощь одного из сильнейших копьеметателей Норвегии Одда Мелума.

… Сейчас, стоя у черты, отмечающей начало разбега, на заполненном до отказа зрителями олимпийском стадионе Мельбурна и вспоминая тот первый «рекордный» бросок, Эгиль Даниэльсен посмотрел на украшавшие трибуны флаги. Их трепал порывистый ветер. Он был настолько силен, что сорвал с мачты олимпийский флаг. У его соперников ветер относил копья в сторону или прижимал к земле. В таких условиях невозможно было показать рекордный результат.

Но внезапно ветер стих. Вначале Даниэльсен не понял, что произошло. Он лишь почувствовал, что порывы ветра перестали трепать его волосы. Потом он бросил взгляд на флаги и увидел, что они бессильно повисли. И он понял, что нельзя упустить время. Разбег, скрестный шаг и отведение копья далеко назад. Нервный подъем, который иногда становится союзником спортсмена, помог ему вложить в бросок всю мощь своих хорошо тренированных мышц.

Результат оказался равным 85 метрам 71 сантиметру. Это была и золотая медаль, и мировой и олимпийский рекорды.

О том, что переживает олимпийский победитель и как он себя ведет, можно судить по следующему отрывку из рассказа Даниэльсена.

«…Первыми на доске результатов были выведены последние цифры. Появилась единица, семь, затем пятерка. Значит, не менее 75 метров 71 сантиметра. Я не подумал ничего иного, а на доске появилась восьмерка. Восемьдесят пять метров, семьдесят один сантиметр. Мировой рекорд. Я почти не сознавал того, что делаю, когда носился по траве, прыгая от радости… Первым поздравить меня подошел Цыбуленко…»

После броска Даниэльсена ветер начал свирепствовать снова. Занявший второе место Сидло показал только 79,89, на 39 сантиметров хуже был результат Цыбуленко. Однако это было уже не четвертое, как в Хельсинки, а третье место.

лучшие метатели копья

лучшие метатели копья

Путь спортсменов. Прослеживая тренеров и учеников.

Анатолий Решетников

Анатолий Дмитриевич Решетников (10 ноября 1898, Санкт-Петербург — 1964) — советский легкоатлет и тренер.
Заслуженный мастер спорта (1938). Выступал за Петроград/Ленинград — спортивный клуб Ленинградского военного округа, спортивное общество «Медик».
6-кратный чемпион СССР (1922—1928) в метании копья и толкании ядра.

Виктор Ильич Алексеев

Виктор Ильич Алексеев (27 августа 1914, Санкт-Петербург, Российская империя — 12 июля 1977, Ленинград, СССР) — советский легкоатлет и тренер.
Заслуженный мастер спорта (1942), заслуженный тренер СССР (1956, знак № 1). Выступал за Ленинград — спортивные общества «Рекорд», «Зенит» (с 193.).
6-кратный чемпион СССР в метании копья и метании гранаты (1936—1948).

На фото молодой Горшков Александр Иванович (25 ноября 1928 — 20 января 1993) Лёгкоатлет в дисциплине метание копья. Выступал за ДСО "Зенит", тренировался у легендарного тренера Алексеева Виктора Ильича. Выпускник ГДОИФК им. П.Ф. Лесгафта. Серебряный призёр Чемпионата СССР (1956), бронзовый призёр (1953) - в метании копья. Мастер Спорта СССР (1955). Серебряный призёр 1 Летней Спартакиады Народов СССР (1956).

На фото молодой Горшков Александр Иванович (23 ноября 1928 — 20 января 1993) Лёгкоатлет в дисциплине метание копья. Выступал за ДСО «Зенит», тренировался у легендарного тренера Алексеева Виктора Ильича. Выпускник ГДОИФК им. П.Ф. Лесгафта. Серебряный призёр Чемпионата СССР (1956), бронзовый призёр (1953) — в метании копья. Мастер Спорта СССР (1955). Серебряный призёр 1 Летней Спартакиады Народов СССР (1956).

В зрелые годы Горшков Александр Иванович - заслуженный тренер РСФСР (1980). Тренер национальной сборной СССР, Египта, Китая. Последние годы своей жизни, работал в спортивном интернате № 62 (Училище Олимпийского Резерва №1)

В зрелые годы Горшков Александр Иванович — заслуженный тренер РСФСР (1980). Тренер национальной сборной СССР, Египта, Китая. Последние годы своей жизни, работал в спортивном интернате № 62 (Училище Олимпийского Резерва №1) Фото с Горшковым Александром Ивановичем предоставлены родственниками.