Толкание ядра. К рубежу 22 метра.

Перри О’Брайен, сын техника одной из студий Голливуда, жил и учился в Санта-Монике—небольшом курортном городке на побережье Тихого океана, неподалеку от Лос-Анджелеса.

Перри О'Брайен

Перри О’Брайен

Биография

Это был атлетически сложенный, молчаливый и скромный юноша. От отца, ирландца по происхождению, он унаследовал высокий рост, широкую грудь, крепкие руки и любовь к спорту.

Чисто ирландская настойчивость и твердость характера позволили ему вскоре стать одним из лучших в колледже игроков в американский футбол. «Ох уж этот Перри!» — говорили товарищи, потирая после игры ушибленные места. В 17 лет он весил свыше 100 килограммов, обладал силой штангиста и скоростью бегуна на короткие дистанции.

В 1949 году О’Брайен был зачислен на первый курс Южнокалифорнийского университета со стипендией игрока в американский футбол, но вскоре он толкнул ядро на 16,42—великолепный результат для новичка!

Итак, футбол или легкая атлетика? Доходы профессионального игрока или скромное положение легкоатлета-любителя? Для того чтобы решить этот вопрос, нужно знать, что такое американский футбол. Две команды игроков, одетых в шлемы и панцири, напоминающие доспехи средневековых рыцарей, становятся друг против друга, по свистку судьи они бросаются вперед. Мяч скрывается под грудой тел. Сломанные руки, поврежденные позвоночники — эти итоги футбольных встреч публикуются во всех газетах, рядом со счетом забитых голов.

Нет, это не для него. Лучше он попробует пробиться в сборную олимпийскую команду США как метатель.

Заслуга в повышении олимпийских и мировых рекордов в метаниях до сих пор принадлежала в основном американским спортсменам. Только дважды, в 1920 и 1936 годах, толкатели ядра из США уступали первое место на олимпийском пьедестале почета представителям других стран. На всех остальных Олимпиадах они получали не только золотую, но нередко серебряную и бронзовую медали, а на Олимпийских играх 1904 года все шесть первых мест в толкании ядра остались за американскими метателями.

На весь мир прославился Ральф Роуз.

Ральф Роуз

Ральф Роуз

Мичиганский гигант

«Мичиганский гигант», как его называли, весил 125 килограммов, а его рост превышал два метра. Он стал победителем Олимпиады 1904 года в Сент-Луисе, а затем 1908 года в Лондоне. Роуз был первым человеком в мире, перешагнувшим в толкании ядра границу 15 метров. Его мировой рекорд 15,54 не был побит в течение 19 лет.

Впоследствии олимпийскими чемпионами становились американцы Патрик Мак-Дональд (15,34), Кларенс Хоузер (14,99), Джон Кук (15,87), Ли Секстон (16,00). Наконец, на Олимпиаде 1948 года Уилбер Томпсон довел олимпийский рекорд до 17,12.

Уилбер Томпсон

Уилбер Томпсон

Мировой же рекорд в эти годы принадлежал Джеку Торрансу (17,40). Если Роуз получил прозвище «мичиганского гиганта», то Торранса называли «человеком-горой». Имея двухметровый рост, он весил 135 килограммов!

В 1950 году, когда О’Брайен установил свой рекорд для студентов первого года обучения, мировой рекорд принадлежал его соотечественнику Джиму Фуксу и равнялся 17,95, то есть превышал достижение новичка чуть ли не на полтора метра.

Джим Фукс

Джим Фукс

Олимпийский чемпион

Пройдет всего два года, и Перри О’Брайен станет олимпийским чемпионом. Но он войдет в историю легкой атлетики не только как олимпийский чемпион, но и как метатель, открывший новую эру в толкании ядра. Обычно толкатели ядра становились в круге для метаний боком по направлению метания и, сделав короткий скачок, выталкивали ядро, стараясь вложить всю свою силу в это движение. Именно О’Брайен задумался над тем, как несовершенна подобная техника. Ему было тесно в двухметровом пространстве круга. Во время короткого скачка он не успевал развить достаточную скорость. Как говорят тренеры, разгон, путь ядра в круге был слишком короток. И он стал искать… Однажды, во время выступления на одном из стадионов Европы, он стал не боком, а спиной к направлению метаний и, сделав длинный скользящий скачок, легко толкнул ядро. К его удивлению, результат оказался превосходным. Так родился новый, более совершенный способ толкания ядра, усовершенствованный последующими поколениями метателей и позволивший улучшить мировой рекорд на несколько метров.

После победы на Олимпиаде в Хельсинки (17,41), в 1953 году на соревнованиях в Калифорнии О’Брайен первым в мире толкает ядро на 18 метров, а в 1956 году накануне Олимпийских игр превышает и следующий, 19-метровый рубеж. На стадионе «Крикет-Граунд» в Мельбурне он вторично становится олимпийским чемпионом.

Американский спортсмен имел преимущество перед другими метателями не только в более совершенной технике. Многие атлеты овладели новым стилем. Перри О’Брайен превосходил своих соперников в умении готовить себя к соревнованиям. Он не имел себе равных в искусстве внутренне собраться перед выполнением толчка, сконцентрировать свою волю на финальном усилии, вложить в это движение максимум быстроты и мощности.

При подготовке к выступлению Перри отвлекается от всего окружающего. Никто и ничто не должно мешать ему выполнить разминку. После разминки он не спеша прогуливается, ни с кем не разговаривая и ни на кого не обращая внимания. «Когда я толкаю ядро, я переношусь в другой мир»,— говорит он. Такое поведение на соревнованиях в первое время снискало ему славу неуживчивого, обладающего скверным характером спортсмена. В действительности он скромен и доброжелателен. В этом могли убедиться советские спортсмены, встречавшиеся с О’Брайеном, который приезжал на соревнования в нашу страну.

Умение рационально тренироваться и поддерживать спортивную   форму   позволило   О’Брайену   выступить   в толкании ядра еще на двух Олимпийских играх. На Олимпиаде 1960 года он завоевал серебряную медаль, а в 1964 году был четвертым. Впрочем, все имеет свой конец. Закончил свои выступления на стадионах мира и О’Брайен.

Некоторое время олимпийскую славу американских толкателей ядра поддерживали Билл Нидер (рост 191 см, вес 117 кг, лучший результат 20,06), Далас Лонг (рост 195 см, вес 120 кг, лучший результат 20,68), Эл Фейербах (рост 185, вес 114 кг, лучший результат 20,82), Нил Стенхауэр (рост 196 см, вес 120 кг, лучший результат 21,01).

Особенно много сделал для утверждения главенства американцев в толкании ядра Рэнди Матсон, серебряный призер Олимпиады 1964 года и чемпион Олимпийских игр 1968 года. Этот двухметровый гигант жил и учился в Техасе. Американская поговорка говорит: «Все, что растет в Техасе, больших размеров». И действительно, Техас дал миру целую когорту сильных людей, в том числе олимпийских чемпионов.

Родственники Матсона шутили, что уже в детстве вместо игрушек он забавлялся ядром. Во всяком случае, в 12 лет Рэнди обладал силой 18-летнего, а затем стал рекордсменом среди школьников штата по толканию ядра и метанию диска. Уже в 1965 году в США и Европе у него не было соперников. 29 стартов и 29 побед. В их числе серия мировых рекордов. Лучший рекорд Матсона, установленный в 1967 году, равнялся 21 метру 78 сантиметрам. Высокие результаты объяснялись великолепными физическими данными, отличной техникой. Много внимания Матсон уделял силовой подготовке. В первые годы американец уступал в силе многим метателям. «Пока я уступаю в силе даже своим предшественникам О’Брайену и Лонгу,— говорил он.— У О’Брайена бицепс 45 см, а у меня только 40. Лежа я могу выжать 300 фунтов (примерно 135 кг), а Лонг выжимает 400». Впоследствии Рэнди улучшил свои силовые показатели.

Матсон был последним американским олимпийским чемпионом в толкании ядра. В то время, когда он побеждал на Олимпийских играх и устанавливал мировые рекорды, спортсмены Советского Союза и других социалистических стран готовились к наступлению на американские позиции в этом виде легкой атлетики.

К олимпийскому пьедесталу советские метатели двигались сравнительно медленно. Хотя и не перевелись еще богатыри на Руси, однако освоение техники метаний оказалось совсем не простым делом. У нас не было тех традиций, того опыта, которыми обладали в этом виде легкой атлетики американцы и спортсмены таких европейских стран, как Англия, ФРГ, Финляндия.

В 1932 году, когда олимпийский чемпион американец Л. Секстон толкнул ядро на 16,00, всесоюзный рекорд, принадлежавший Александру Шехтелю, равнялся лишь 13,71. Это отставание несколько сократили Сергей Ляхов, Хейно Липп и Отто Григалка. На Олимпиаде 1952 года, когда О’Брайен завоевал золото с результатом 17,41, участвовавший в финале Григалка занял четвертое место, толкнув ядро на 16,78.

Сергей Ляхов

Сергей Ляхов

Разница с чемпионом составила уже менее одного метра. В 1952—1964 годах О. Григалка, Б. Баляев, В. Липснис, Н. Карасев участвовали во всех олимпийских финалах. Но только в 1968 году в Мехико Эдуард Гущин завоевал для СССР первую олимпийскую медаль в толкании ядра, правда, только бронзовую. Так был сделан наш первый шаг на олимпийский пьедестал.

Толкатели ядра

Это наступление на американские позиции в толкании ядра поддержали метатели других социалистических стран. Венгерский атлет В. Варью дважды был чемпионом Европы, а на Олимпиаде 1964 года с результатом 19,39 завоевал бронзовую медаль. Высоких результатов добились поляк Е. Сосгурник, чех Иржи Скобла. Однако подлинной сенсацией стал успех метателей Германской Демократической Республики. Свое наступление они начали в 1968 году, когда Дитер Хоффман, первым среди европейских метателей преодолев границу 20 метров, стал рекордсменом Европы. Вслед за ним его соотечественники Ханс-Иоахим Ротенбург, Уве Грабе, Хартмут Бризеник и Ханс-Петер Гис также превысили 20-метровый рубеж.

Результаты метателей ГДР не были только «домашними» достижениями. Они стали рекордами Европы, а на состоявшемся в 1969 году матче США — Европа Хоффман и Гис одержали победу над американцами. 12 июня 1971 года метатели ГДР впервые преодолели рубеж 21 метр. Это сделал Бризеник на стадионе «Коммунале» в Турине. Впервые в истории легкой атлетики в 1971 году список сильнейших толкателей ядра мира возглавили не американцы, а спортсмены ГДР. Самым удивительным было то, что в это наступление были вовлечена большая группа одаренных спортсменов.

Судьбе было угодно, чтобы именно в Мюнхене, столице Баварии, где неподалеку расположены бывший нацистскии лагерь Дахау и Нюрнберг с его дворцом правосудия, ставшим последним место прибыванием военных преступников, прошли Олимпийские игры 1972 года, которые принесли успех социалистическим странам. Спортсмены 11 социалистических стран составили только 10 процентов всех участников Олимпиады, а завоевали 285 медалей, или 47, 5 процента всех разыгрываемых наград. Значительная часть этих наград пришлась на долю легкоатлетов.

Соревнования в Мюнхене отличались высоким накалом спортивной борьбы. Если на Олимпиаде в Мехико был установлен 21 мировой рекорд, то в Мюнхене 59! Горькое разочарование постигло американских легкоатлетов, которые терпели одну неудачу за другой. Одной из таких неудач было их выступление в толкании ядра.

…Польского метателя Владислава Комара, атлета ростом 196 сантиметров и весом 125 килограммов, до Олимпийских игр в Мюнхене никто не считал серьезным претендентом на чемпионское звание. К этому времени ему исполнилось уже 32 года и в его активе были лишь две бронзовые медали на первенстве Европы. Выступая на Олимпиаде в Токио, с результатом 18,20 он был только девятым, а в Мехико, толкнув ядро на 19,28, лишь шестым. Перед Мюнхеном его соперники показывали более высокие результаты.

Во многом необычен и противоречив был спортивный путь Комара. Мать Владислава Ванда Ясеньская не раз устанавливала рекорды Польши в толкании ядра. Отец прыгал в высоту.

«С самых ранних лет у меня были все возможности для занятий спортом. Каждую свободную минуту я если не бегал с мячом, то лазил по деревьям»,—рассказывает Комар.

Спортсмена прибивало к разным «берегам». В детские годы он занимался понемногу всем: фехтованием, плаванием, прыжками в воду, борьбой, но в конце концов остановил свой выбор на боксе, где прошел путь от легкой до тяжелой весовой категории. В последние годы Владислав тренировался под руководством известного во всем мире «папаши» Штамма.

Однако после нокаута от итальянца Мастегини он бросил бокс и начал заниматься легкой атлетикой, где достиг успеха во многих видах. Так, в длину он прыгнул за 7 метров, в высоту — на 1,91, пробежал 100 метров за 11,1, прыгнул с шестом на 3,50 и бросил диск за 50 метров. В итоге он установил юношеский рекорд Польши в десятиборье — 6595 очков. Но в конце концов остановился на толкании ядра. Началась подготовка к Олимпийским играм в Токио. Вот что рассказывает об этом периоде сам Комар:

«Началась упорная тренировка. Питался в студенческой столовой, снял угол, но не сдавался. Четыре года напряженной работы закончились выступлением на Олимпийских играх в Токио, куда я поехал одним из претендентов на призовое место. Но я не мог тогда завоевать медаль, так как не был в достаточной степени подготовлен».

Остальное известно. Вторая неудача в Мехико, и вот Комар в секторе для толкания ядра на своей третьей Олимпиаде в Мюнхене. Здесь мы увидели его расчетливым, тактически зрелым, хорошо подготовленным метателем. Показав результат 21,18, он стал олимпийским чемпионом. Второе место удалось завоевать американцу Джорджу Вудсу (21,17). Последующие два места достались атлетам ГДР: Хартмуту Бризенику и Хансу-Петеру Гису.

Была ли победа Комара в Мюнхене случайной? До известной степени да. Однако она была и закономерной, так как отражала те изменения в соотношении сил у толкателей ядра, которые произошли за последние годы и привели на высшую ступень пьедестала почета представителя социалистических стран.

Школа Алексеева

В свете этого закономерным можно считать и то, что произошло в 1976 году перед Олимпийскими играми и на Играх в Монреале. Но прежде всего вернемся к богатырям из. Советской страны, которые уже давно начали борьбу за мировое первенство в толкании ядра, но не поднимались выше третьей ступеньки олимпийского пьедестала почета.

Неизвестно, как развивались бы события дальше, если б однажды известный ленинградский тренер Виктор Ильич Алексеев не обратил внимание на рослого новичка, который на одном из соревнований неумело, но старательно разминался в секторе для толкания ядра. В этот день новичок не показал хорошего результата, но что-то в его поведении, неумелых пока движениях заставило Алексеева подойти к неизвестному метателю и предложить ему тренироваться у него в ленинградской спортивной школе «Зенит».

Спортивная школа Алексеева была известна не только в   Советском   Союзе, но   и   во   многих   странах   мира.

Александр Барышников

Алексеев, отличавшийся удивительным педагогическим чутьем и глубокими знаниями легкой атлетики, тренер-новатор, пользующийся всеобщей любовью и уважением, до сих пор наиболее успешно воспитывал девушек-метательниц, и в первую очередь толкательниц ядра. Тамара Тышкевич, Галина Зыбина, Надежда Чижова были чемпионками Олимпийских игр, не раз устанавливали мировые рекорды. Что принесет советскому спорту новое содружество замечательного тренера с Александром Барышниковым, так звали рослого новичка, знакомого пока лишь с азами метаний, никто не мог предсказать.

Александр Барышников

Александр Барышников

Первые месяцы занятий Алексеева с Барышниковым не были особенно плодотворными. Для повышения силы и быстроты можно воспользоваться проторенной верной дорожкой — до мелочей разработанной методикой работы со штангой, на гимнастических снарядах, современных универсальных тренажерах. Но техника?! Гигант Барышников (а его рост 198 см и вес 122 кг) никак не хотел помещаться в двухметровом круге для толкания ядра. Но если в свое время Перри О’Брайен нашел выход в изменении стартового положения, то Александру Барышникову это не помогало. Его длинные ноги так и норовили выйти из круга, скачок получался коротким, а само финальное усилие выполнялось чуть ли не с места.

толкание ядра Барышников

Техника толкания ядра А. Барышникова

Надо было найти способ удлинения пути разгона ядра, исходя из индивидуальных особенностей спортсмена. И Алексеев вспомнил, как однажды он пробовал применить для толкания ядра не скачок, а своеобразные вращательные движения, напоминающие поворот метателя диска.

Техника Барышникова

Первые попытки не дали сколько-нибудь ощутимого результата. Но и тренер и ученик были трудолюбивы и настойчивы. Настал день, когда ядро полетело за 19 метров. Через некоторое время позади остался и 20-метровый рубеж. К сожалению, новый способ, названный Алексеевым вариантом «кругового маха», оказался более сложным, нежели обычный. Его освоение требовало длительной и тщательной тренировочной работы. Пока же успешные толчки чередовались с менее удачными. Но наступило время, когда можно было обнародовать «изобретение» Алексеева. Впервые Барышников продемонстрировал его на международных соревнованиях осенью 1971 года в Румынии, а в 1972 году на матче СССР —ФРГ установил, применяя новый способ, рекорд СССР — 20,54!

О Барышникове и его тренере Викторе Ильиче Алексееве писала зарубежная спортивная пресса. В самом деле, казалось, что все возможности улучшения техники толкания ядра уже исчерпаны, дальнейшие поиски касались только незначительных деталей, методов приобретения «быстрой силы». Здесь же был новый вариант, принципиально иное решение вопроса о том, как добиться лучшего разгона снаряда в круге для метаний. А потом всех интересовало — не противоречит ли вариант «кругового маха» существующим правилам толкания ядра? Противников нововведения нашлось тысячи, а сторонников единицы.

Время дало ответ на все эти вопросы. Во-первых, оказалось, что новый вариант не исключает старый. Он хорош для толкателей ядра высокого роста с длинными конечностями, которым «тесно» в круге. Барышникову стали подражать многие спортсмены, в том числе и американские. Во-вторых, что касается соответствия «кругового маха» правилам, то ИААФ дало «добро» новому способу.

За две недели до начала XXI Олимпийских игр в Монреале советский спортсмен Александр Барышников отобрал у метателей США мировой рекорд в толкании ядра, показав на соревнованиях в Париже результат 22 метра.

Для полного триумфа нужно было только завоевать золотую олимпийскую медаль. Но это было совсем не просто. Во многих видах легкой атлетики, и особенно в метаниях, существует закономерность: мировые рекордсмены редко становятся олимпийскими чемпионами. Обстановка Олимпийских игр не способствует установлению рекордов. Слишком велико волнение их участников, слишком велика ответственность. Подтвердится ли эта закономерность в Монреале с Барышниковым? Такой вопрос задавали себе многие, и прежде всего сам спортсмен и его тренер Алексеев.

Когда в утренних квалификационных соревнованиях Александр Барышников, толкнув ядро на 21,32, установил новый олимпийский рекорд, приехавшие в Монреаль советские болельщики были в восторге.

— Браво, Барышников! Так держать!

В противоположность болельщикам опытные тренеры с сомнением покачивали головами.

Олимпийский рекорд в квалификации?! А ведь это напоминает мировой рекорд прыгуна тройным Джентиле на Олимпиаде в Мехико. Вы помните, чем это кончилось?

…И вот в сектор для толкания ядра на олимпийском стадионе в Монреале вышли 12 богатырей. Выше всех мировой и теперь олимпийский рекордсмен Александр Барышников. Вместе с ним к основным соревнованиям допущен второй советский атлет, применяющий старый способ толкания ядра, Евгений Миронов. ГДР представляют опытные Х.-П. Гис и Х.-И. Ротенбург, а также мало кому известный новичок Удо Бейер. Среди американцев здесь Э. Фейербах, только в 1976 году потерявший свой рекорд мира, и Д. Вудс. Мощной фигурой выделяется одержавший ряд побед на соревнованиях в Европе англичанин Д. Кэйпс.

Достижения

Первая попытка Барышникова 20,53. Для начала совсем не плохо. В третьей попытке 21,0. Пока никто не может превзойти советского метателя, но едва ли этот результат будет достаточен для победы. Тем более что он на целый метр хуже его мирового рекорда. Пока все толкают неудачно. Но вот в пятой попытке юный Удо Бейер из ГДР на 5 сантиметров улучшает результат Барышникова. У советского спортсмена есть еще две попытки.

Но Барышников спешит. Что-то мешает ему вернуть ту легкость и вместе с тем мощность движений, которыми еще недавно восхищались французские зрители в Париже. 20,58 в пятой и 0 в шестой попытке. Это проигрыш. Но в пятой попытке Миронов посылает ядро на 21,03. Так они и расположились на пьедестале почета. На верхней ступеньке Удо Бейер, затем Евгений Миронов и Александр Барышников. Их разделили всего 5 сантиметров.

Для Барышникова это была неудача, для Миронова — успех, а для Бейера неожиданная великолепная победа. Собственно, это было хотя и обидно, но справедливо. За Советским Союзом остались мировой и олимпийский рекорды. За ГДР золотая медаль. И те и другие были достойны этих наград. Что касается американцев, то Фейербаху пришлось довольствоваться четвертым, а Вудсу седьмым местами.

Удо Бейер разносторонний спортсмен. Уже в 15 лет увлекался гандболом, метал молот. Он прыгает в длину на 7,25 и в высоту на 1,95. Его тренер — выдающийся специалист Фриц Кюль, в прошлом бывший рекордсмен ГДР в толкании ядра.

«Мне очень хочется успешно выступить на Московской олимпиаде,— говорил Удо Бейер.— Конечно, для этого нужно много трудиться и еще многое познать в толкании ядра. Во всяком случае нужно быть готовым в любой момент показать результат, по крайней мере, 22 метра». И Бейер доказал, что он готов к этому, установив в июле 1978 года мировой рекорд — 22 метра 15 сантиметров.