Метание копья. Техника метания и победа с первого броска.


Участие в двух Олимпийских играх, четвертое место в Хельсинки и бронзовая медаль в Мельбурне. Не достаточно ли этого для одного спортсмена. Тем более что в год Мельбурнской олимпиады ему исполнилось 26 лет. Цыбуленко решил, что этого недостаточно, и стал готовиться к выступлению на Олимпиаде 1960 года в Риме. Работая в эти годы с опытнейшим украинским тренером Зосимой Петровичем Синицким, Цыбуленко учился показывать лучший результат в первой попытке. Зачем это было нужно? Вот что писал об этом впоследствии сам Цыбуленко: «Это было необходимо потому, что с возрастом восстанавливать силы между попытками становилось все труднее, а в психологическом плане может деморализовать твоих противников».


Зосима Петрович Синицкий
Зосима Петрович Синицкий
Зосима Петрович Синицкий
Зосима Петрович Синицкий.
Прижизненной фотографии не найдено. Найдете — присылайте.

Рим принес успех многим советским легкоатлетам. Кстати, только четверо из них выехали в третий раз на Олимпийские игры. Это были: Вера Крепкина, Галина Зыбина, Нина Пономарева и он, Виктор Цыбуленко. Троим из них было суждено завоевать золотые награды.

Для Виктора Цыбуленко это была третья Олимпиада, и в олимпийской деревне «вечного города» «Вилладжи олимпико» он, несмотря на изнуряющую жару и неизбежную суматоху, чувствовал себя совсем неплохо.

в олимпийской деревне «вечного города»
в олимпийской деревне «вечного города»

Опыт научил его, несмотря на чужой незнакомый город, нахлынувшие яркие впечатления, сохранять уверенность в себе, не терять приобретенную в процессе предолимпийской подготовки спортивную форму.

Эту предсоревновательную сосредоточенность и психологическую устойчивость не могли поколебать ни неизбежные встречи с соперниками, ни всевозможные слухи и самые невероятные прогнозы, без которых не обходятся ни одни Олимпийские игры.

В своеобразное место свиданий, интернациональный клуб превращается в дни Олимпиады тренировочный стадион. И вот здесь в Риме, встретившись на тренировке, беседуют между собой покорители рекордов в прыжках в длину Игорь Тер-Ованесян и Ральф Бостон. Они похлопывают друг друга по плечу и, кажется, вполне довольны осмотром друг друга.

Высоко взлетает над планкой в тренировочных прыжках атлет-гигант Джон Томас, явно рассчитывая произвести устрашающее впечатление на своих противников, и в первую очередь на Валерия Брумеля, пристроившегося с фотоаппаратом у ямы для прыжков.

А в другом конце стадиона в бешеном вихре поворотов вращает молот Василий Руденков, и к восторгу окруживших стадион любопытных молот проносится над всем полем и взрывает землю где-то вдалеке за заборчиком ограждения.

Заложив руки за спину, проходит по стадиону мощного сложения американский шестовик Дон Брэгг. Он не тренируется, ссылаясь на травму, зато чуть ли не каждую ночь будит обитателей олимпийской деревни диким «тарзаньим» криком. Впрочем, это не помешает ему завоевать золотую медаль.

Встречает здесь своих соперников и Цыбуленко. Огорчены американские копьеметатели во главе с обладателем мирового рекорда У. Эллеем. На Олимпиаде разрешено метать только шведские и финские планирующие копья, американцы же привыкли к снарядам Хелда. Как никогда, силен его старый соперник Януш Сидло. Увидев Цыбуленко, он улыбается и приветственно машет рукой. Уверенно чувствуют себя на тренировке «хозяева» копий финн В. Куисма и швед К. Фредрикссон.

Виктор Цыбуленко. Раскадровка метания копья.
Виктор Цыбуленко. Раскадровка метания копья.

31 августа начались соревнования по легкой атлетике, и только 7 сентября Цыбуленко вышел на стадион, чтобы выполнить квалификационную норму — 74 метра. К счастью, это было не изнуряющее, а радостное ожидание. День за днем увеличивалось число советских спортсменов, завоевавших золотые медали. Первой чемпионкой Олимпиады в прыжках в длину стала Вера Крепкина. В следующие дни в ряды чемпионов один за другим становились Шавлакадзе, Ирина и Тамара Пресс, Озолина, Голубничий, Руденков, Пономарева, Лысенко.

Ирина и Тамара Пресс
Ирина и Тамара Пресс
До сих пор окутана тайной история двух выдающихся советских спортсменок Ирины и Тамары Пресс.
Легкоатлетки установили несколько мировых рекордов и выиграли золотые медали Олимпийских игр 1960 года в Риме и 1964-го в Токио.
Ирина Пресс выступала в беге с препятствиями, на спринтерских дистанциях и в многоборье.
Ее сестра Тамара занималась толканием ядра и метанием диска.
Спортсменки собирались отправиться на Олимпиаду-1968 в Мехико, однако заранее стало известно, что в мексиканской столице члены всех сборных будут проходить тест на половую принадлежность.
После таких новостей сестры отказались от участия в Олимпиаде.
Более того, в 1967 году они завершили спортивную карьеру.
Официальная версия советской сборной состояла в том, что у спортсменок обострились боли в спине, которые не позвоют заниматься спортом.
Подозрения по поводу их половой принадлежности появились у Международного олимпийского комитета еще в 1964 году, и неожиданный отказ спортсменок участвовать на летней Олимпиаде в Мехико стал косвенным подтверждением этих домыслов.
На Западе их до сих пор называют братьями Пресс.
Еще в конце 1960-х у спортивных врачей появилась версия о том, что Ирина и Тамара Пресс являются гермафродитами.
Из-за этого дополнительные физические возможности позволяли им выигрывать золотые медали и бить рекорды.
Однако их половая принадлежность не доказана до сих пор.
Международная федерация легкой атлетики прекратила проведение секс-контроля в начале 90-х годов прошлого века.
Считалось, что поскольку для обязательного допинг-тестирования забирались образцы мочи, врачи могли визуально определить пол тестируемого.

И вот его очередь. В квалификационных соревнованиях Сидло совершает великолепный бросок за 85 метров. Цыбуленко выполняет норматив лишь со второй попытки. Естественно, что главным фаворитом становится польский копьеметатель.

«На следующее утро я встал с прекрасным настроением и желанием метать, — рассказывает Цыбуленко. — Пришла уверенность в том, что хороший бросок у меня сегодня обязательно будет. Конечно, такое настроение и желание не появляются сами по себе. Мне удалось достичь мечты каждого спортсмена — подойти в лучшей форме к моменту главного соревнования. В тот день как бы слились воедино и вся предыдущая тренировочная работа, и уроки поражений, и опыт побед. Мое настроение в тот день стало выражением высшей готовности к Олимпиаде.

Виктор Цыбуленко
Виктор Цыбуленко: «Буду милостыню просить, но свою золотую медаль не продам — даже за миллион долларов»

Ко времени соревнований горизонт стало заволакивать тучей. А что может быть неприятней для метателя, чем дождь, да еще такой, как почти тропический ливень летнего Рима… Можно спрятать снаряд, можно вытереть руки насухо, но с дорожкой ничего не сделаешь, она раскиснет, перестанет служить опорой. Вот когда пригодился мой настрой на первый же бросок. Его я успел сделать «засухо». Нацелился на далекую цифру 85, что виднелась в поле, и (мне показалось, что впервые в жизни я выполнил все движения безупречно) копье легко вылетело из руки.

Виктор Цыбуленко
Виктор Цыбуленко

И вот на табло загорелись цифры — 84,64. Это был лучший бросок в моей жизни: на 1 метр 30 сантиметров лучше личного рекорда и «золотой» для Олимпиады. Сидло же не смог попасть даже в финальную шестерку».

метание копья
метание копья

Ссылка на основную публикацию