Метание молота


Неустойчива погода в Мельбурне. После неожиданных холодов, когда приехавшие сюда на Олимпийские игры спортсмены дрожали в своих одноэтажных и двухэтажных домиках олимпийской деревни, наступила жара. Да такая, что на торжественном открытии Олимпиады было зарегистрировано более 200 случаев теплового и солнечного ударов.


Превратности климата спортсмены испытывали на себе и во время соревнований. Сильный ветер и жара свыше 30 градусов сопровождали выступление метателей молота. Добавьте к этому постоянный гул голосов и крики сотен тысяч зрителей, собравшихся посмотреть на схватку двух сильнейших метателей мира: американца Гарольда Коннолли и советского спортсмена Михаила Кривоносова.

Михаил Кривоносов
Михаил Кривоносов

Конечно, в такой обстановке вопрос о победе решало не только спортивное мастерство, но и хладнокровие, воля, расчетливость.

Почему же с таким нетерпением зрители ждали выступления Коннолли и Кривоносова? Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно вернуться к прошлому.

Гарольд Коннолли
Гарольд Коннолли

Метание молота было неизвестно древним грекам. Мы уже рассказывали о том, что как народный вид спорта оно было распространено среди горных племен Ирландии и Шотландии. Недаром большинство сильнейших метателей молота конца XIX и начала XX века были ирландцами по происхождению.  После того как в 1900 году молот был включен в программу Олимпийских игр, победу на трех Олимпиадах одерживал натурализовавшийся в Пятой колонне ирландец Джон Патрик Фланаган. Затем на высшую ступеньку олимпийского пьедестала почета поднимались его соотечественники Мэтью Мак Грат, Патрик Райан, Патрик О’Кэллаган. После этого мировые и олимпийские рекорды надолго переходят во владение метателей Европы.

Объяснялось это двумя причинами. Во-первых, молот не приобрел популярности в пятой колонне и наравне с бегом на длинные дистанции не включался в программу университетских соревнований. А во-вторых, европейцы предложили более совершенную технику.

Прикрепленный к длинной ручке металлический шар молота, который раскручивает метатель, развивает огромную центробежную силу порядка 300 килограммов. Для того чтобы противостоять этой тяге, спортсмен должен иметь значительный вес и обладать большой силой. Первые олимпийские чемпионы в метании молота были огромными (О’Кэллаган весил 120 кг), но сравнительно медлительными людьми. Европейцы увеличили скорость вращения в круге и прибавили к двум поворотам третий. Пот почему обладателями олимпийских, а затем и мировых рекордов стали сперва немецкие, а затем венгерские спортсмены. Именно у венгров Имре Немета, Иозефа Чермака учились первые советские метатели молота.

Но, как это нередко бывает, вскоре ученики превзошли своих учителей, и довелось это сделать белорусскому богатырю Михаилу Кривоносову, в 1954 году впервые установившему мировой рекорд — 63 метра 34 сантиметра.

Почему это удалось именно белорусскому спортсмену? Почему метатели молота следующего поколения также начали свой спортивный путь в Белоруссии? Произошло это потому, что советская «школа» метания молота свои первые шаги сделала именно в этой республике. Здесь жил и трудился тренер-умелец, экспериментатор, который, подобно Алексееву, воспитывавшему в Ленинграде великолепных, заслуживших мировое признание толкательниц ядра, готовил в Белоруссии претендентов на олимпийские медали в метании молота. Этим тренером был преподаватель Минского института физической культуры Евгений Михайлович Шукевич. Именно у него начал тренироваться в 1948 году Михаил Кривоносов.

У нас есть немало тренеров, умеющих в пожарном порядке подготовить своих учеников к выполнению третьего, в лучшем случае, второго разряда спортивной классификации. Но наступает момент, когда тренеру и его ученику приходится бороться уже не за метры, а за сантиметры, готовиться не к выполнению нормативов второго разряда, а к завоеванию рекордов. На этом этапе экзамен выдерживают лишь немногие тренеры. Те, кто способен к филигранной работе по улучшению техники, к поискам ее лучшего варианта, к умелому использованию передовых методов тренировки, изучению опыта сильнейших спортсменов мира.

Этим требованиям отвечал Евгений Шукевич. Тщательный анализ кинограмм, наблюдения за приглашенным в Советский Союз венгерским метателем Неметом, консультации на кафедре теоретической механики Минского политехнического института, сравнение движений метателя с вращениями в фигурном катании и балете — эта потребовавшая многих лет работа позволила Шукевичу решить ряд важнейших вопросов скорости поворотов, определений оптимального угла выпуска снаряда, пути движения молота в поворотах.

Под руководством Шукевича Михаил Кривоносов проходит трудный путь от новичка до рекордсмена мира. В 1952 году он получает первый опыт участия в ответственных международных соревнованиях на Олимпиаде в Хельсинки. Его выступление неудачно. Но приобретен опыт, устойчивой стала техника, и Кривоносов устанавливает серию мировых рекордов. Кажется, ничто не может помешать ему в завоевании золотой олимпийской медали в 1956 году в Мельбурне, если бы не американский спортсмен Гарольд Коннолли.

Окончивший Бостонский колледж, преподаватель истории Гарольд Винсент Коннолли имел все данные для того, чтобы достичь вершин спортивного мастерства. При росте 184 сантиметра и весе 105 килограммов он был быстр, подвижен, обладал великолепной координацией движений. Заниматься метанием молота ему не могла помешать даже травмированная левая рука, которая на несколько сантиметров короче правой.

Учиться метанию в пятой колонне не у кого, и Коннолли едет в Европу, где берет «уроки» у немца К. Шторха и венгра И. Немета. Вернувшись в Америку, он продолжает совершенствоваться в метании молота. Упорство, умение вести себя на соревнованиях, успешно используя каждую попытку, приносят ему сперва национальный, а затем и мировой рекорды.   Но главным препятствием на пути к золотой олимпийской медали для него остается Михаил Кривоносов. Заочная дуэль между двумя этими спортсменами начинается за несколько месяцев до Олимпиады. Кривоносов устанавливает мировой рекорд — 66,38. На это Коннолли отвечает результатом 66,71. Кривоносов посылает молот на 67,32. Коннолли за несколько дней до Олимпиады улучшает мировой рекорд до 68,54.

И вот теперь очная встреча, за которой с таким интересом наблюдают зрители, собравшиеся на олимпийском стадионе в Мельбурне.

Из 22 участников квалификационную норму 54 метра выполнили 15 человек. Как известно, в основных соревнованиях каждый имеет три попытки. Лучшим (финалистам) предоставляется право на три дополнительных финальных броска.

Так как соревнования проходят при сильном ветре, иссушающей жаре и неумолчных криках десятков тысяч зрителей, то естественно, что результаты метателей далеки от рекордных. В трех первых попытках лучшее достижение у Кривоносова — 63,03. Вторым идет Коннолли— 62,65.  Но остается еще три броска.

Для первой финальной попытки в круг, огороженный с трех сторон сеткой, входит Михаил Кривоносов. А что, если немного увеличить скорость поворотов? Два предварительных вращения молота над головой, и вот, постепенно наращивая скорость, метатель, вращающийся вместе с молотом, как бы ввинчивается в тесное пространство круга. Но слишком велика центробежная сила молота, улетая, он увлекает за собой Кривоносова, который, несмотря на все усилия, не может удержаться в круге. Остается две попытки. В следующей Кривоносов снова вылетает из круга. А Коннолли, всегда отличавшийся спокойствием и выдержкой, в предпоследней попытке посылает молот на 16 сантиметров дальше Кривоносова.

Советский спортсмен начинает последнюю попытку. Но во время вращения молот касается земли — бросок не засчитан. Побеждает американец. У Кривоносова серебряная медаль. На третье место вышел второй советский спортсмен Анатолий Самоцветов. Счастливый Коннолли увез из Мельбурна не только золотую медаль, но и… жену. Ею стала чехословацкая метательница диска олимпийская чемпионка Ольга Фикотова. Что делать? Ведь бывает же любовь с первого взгляда.

Следующие Олимпийские игры 1960 года в Риме. Что может быть торжественнее, праздничнее открытия этих соревновании, будь то солнечные Афины или туманный Лондон, далекий Мельбурн или древний Рим. Здесь в «вечном городе» на берегах Тибра открытие Игр было особенно шумным и праздничным. Во многом это объяснялось неуемным темпераментом итальянских зрителей. Но не меньший шум создавали многочисленные военные оркестры, нависшие над стадионом вертолеты.

Еще больше шума и веселья вызвал комический эпизод в начале церемонии открытия. Когда трибуны с нетерпением ждали факелоносца, на дорожке стадиона появился «бегун», преследуемый полицейскими. Под общий смех «факелоносец» скрылся на трибунах. Оказалось, что это итальянский студент, заключивший пари, что он бесплатно проникнет на стадион…

Когда появился настоящий факелоносец, вспыхнул олимпийский огонь и над стадионом взвился флаг с пятью переплетенными кольцами, на трибуну поднялся Адольфо Консолини. Произнесение олимпийской клятвы было доверено метателю. Естественно, что приехавшие сюда толкатели ядра, метатели диска, молота и копья посчитали это за хорошее предзнаменование.

Не был исключением и Гарольд Коннолли, который сумел в течение четырех лет не только удержать за собой мировой рекорд в метании молота, но и улучшить его до 70,33. Теперь он твердо рассчитывал на вторую золотую олимпийскую медаль.

На этот раз почетная обязанность бороться с Коннолли была доверена Василию Руденкову, начавшему свой спортивный путь также в Минске, где он служил в армии, прошедшему школу Е. Шукевича, а затем шлифовавшему свое мастерство у опытного московского тренера Леонида Митропольского. Ему много дали совместные тренировки с Михаилом Кривоносовым.

Со спортом Руденков впервые познакомился в ремесленном училище Жлобина, белорусского городка, где он родился и вырос. В 1947 году, выступая за свое училище, он впервые взял в руки молот. Но тогда не он бросал молот, а тяжелый снаряд швырял его в круге из стороны в сторону.

К Олимпийским играм в Риме Руденков был уже опытным метателем. Особенно высоки были его силовые показатели: при росте 185 сантиметров и весе 102 килограмма он выжимал штангу весом 130 килограммов, вырывал 135 килограммов, толкал 165 килограммов и приседал с весом 250 килограммов. При такой силе молот казался ему игрушкой, и он легко справлялся с коварным снарядом.

Вот и здесь в Риме, разыскав штангу, Руденков пользовался каждой свободной минутой, чтобы выполнить жим или толчок. «Неистовый Василий», как называли Руденкова, по праву заслужил это прозвище. Редко кто с таким вдохновением, с такой страстью тренировался и выступал на соревнованиях.

В Риме запасной разминочный стадион был соединен с основным, олимпийским, где проходили соревнования, 100-метровым туннелем. Это было мудро. Разгоряченные разминкой атлеты на этом 100-метровом пути могли «остыть», сосредоточиться, даже на короткое время отвлечься от предстоящего выступления. Руденков ни на минуту не переставал думать о той цели, которую он поставил перед собой, — победить! Огромный запас нервной и физической энергии переполнял этого сильного, уверенного в себе человека.

Несмотря на уверенность в победе, Коннолли вошел в туннель, озабоченный не совсем приятными размышлениями. Две недели назад он попробовал внести казавшиеся ему необходимыми поправки в свою технику метания молота и сейчас не уверен — удался ли ему этот эксперимент. Привычно побаливала спина, поврежденная несколько лет назад на тренировке. А потом такая обидная мелочь, как дурацкие порядки в олимпийской деревне, помешавшие ему перед соревнованиями повидаться с женой! Коннолли усмехается, вспомнив строгую охрану женского корпуса и ограду, высотой 2 метра 40 сантиметров, через которую можно, пожалуй, перебросить только цветы.

В квалификационных соревнованиях Руденков устанавливает новый олимпийский рекорд — 67,03. Что это — ошибка, не раз приводившая спортсменов к поражению, или уверенность в своих силах?

Уже в первой попытке основных соревнований Руденков посылает снаряд за 65 метров. Он бесспорный фаворит. Результат 67,10, показанный в третьей попытке, приносит ему золотую олимпийскую медаль. Вторым был венгр Дьюла Живоцки и третьим поляк Тадеуш Рут. А что же Коннолли? Он занял только восьмое место.

Невиданный прежде успех советских метателей! Из 7 видов метаний (4 у мужчин и 3 у женщин) советские спортсмены выиграли пять. Чемпионом Олимпиады в метании копья стал Виктор Цыбуленко. Нина Пономарева, Эльвира Озолина и Тамара Пресс победили в метании диска, копья и толкании ядра.

…Итак, от серебряной медали Михаила Кривоносова в Мельбурне к золотой медали Руденкова в Риме. Насколько прочно олимпийское первенство советских богатырей в метании молота? На Олимпийские игры 1964 года в Токио защищать честь советских «молотобойцев» приезжает снова спортсмен из Белоруссии, прошедший школу Шукевича, 30-летний Ромуальд Клим.

Удивительна судьба этого спортсмена. Мальчишка из белорусской деревни Хвостово, сын партизанского связного, мечтал о море и дальних странах и с путевкой райкома комсомола в мореходное училище проездом очутился в Минске. И здесь его судьбу решило… мороженое.

«Что я видел до тех пор? — рассказывает Клим. — Всю жизнь прожил в деревне, а тут попал в город, да еще кое с какими деньгами в кармане. Мороженого никогда не пробовал. Умял не меньше килограмма. Конечно, заболел. И прощай, море…»

После жесточайшей ангины Клим остается в Минске и, поступив в Институт физкультуры, оказывается в группе Шукевича. Выполняет второй разряд, первый, становится мастером спорта, но чуточку недотягивает до права попасть в сборную команду страны.

Тем временем он оканчивает институт, женится и работает сперва в Горках близ Орши, затем в Витебске. Выросла семья. Сперва родилась Инесса, а потом близнецы Артур и Ромуальд (простим Климу его приверженность к звучным именам). Какие уж тут рекорды.

Но в Витебск переезжает Шукевич. Как не воспользоваться случаем, не вспомнить старое? И Клим снова тренируется. Бывает так, что у спортсмена, несмотря на его возраст, как бы открывается второе дыхание. 1963 год отмечен серией его блестящих достижений. Но руководители легкоатлетической сборной непреклонны. Какое будущее может быть у атлета, подошедшего к своему 30-летию? Понадобился показанный в 1964 году результат— 69,67, превышающий всесоюзный рекорд, чтобы завоевать право на выступление в Токио и сразиться там с Коннолли и Живоцки, с которыми встречались еще его предшественники — Кривоносов и Руденков.

Трудно представить себе массивного и медлительного в жизни Клима в этой великой тесноте и суете Токио, среди подвижных, невысоких   японцев.   На   него   с   интересом смотрят прохожие, а когда узнают, что перед ними русский, то непременно протягивают блокнотик для автографа. Ведь в Японии велик интерес ко всему русскому — русскому балету, русской литературе. В университете изучают Пушкина и Шолохова. В спортивных залах просматривают кинокольцовки, показывающие искусную работу советских гимнастов.

Токио можно осматривать в дневные часы, пройти по широкой магистрали и широким улицам около олимпийских объектов, для строительства которых потребовалось снести более 5 тысяч домов. Но нельзя показаться на центральные улицы в часы «пик», когда автомобили движутся сплошным потоком со скоростью пешехода, а пешеходы дышат друг другу в затылок и заполняют тротуары сплошной, туго спрессованной толпой.

Соревнования по метанию молота начались с сенсации. Коннолли выполнил квалификационный норматив только в третьей попытке — 66,65. Этот результат он не сумел улучшить в основных соревнованиях и остался на шестом месте.

Климу пришлось вести борьбу с Живоцки и Бейером. В первых трех попытках с результатом 69,09 первым был Живоцки, но все решила первая финальная попытка. Клим посылает молот на 69,74 и становится чемпионом.

Предсказания скептиков о том, что выступление Клима в Токио будет «последней вспышкой», не оправдались. Он продолжает не только выступать, но и побеждать. Во всех последующих встречах с рекордсменом мира Дьюлой Живоцки впереди белорусский спортсмен. А в 1969 году он устанавливает мировой рекорд 74,52. Единственная победа Живоцки над Климом в 1968 году на Олимпиаде в Мехико принесла венгерскому спортсмену золотую медаль. 73,36 и 73,28: всего 8 сантиметров. На своих вторых Играх Клим вынужден был довольствоваться серебряной медалью.

16 лет прошло с того дня, когда советские атлеты впервые приняли участие в Олимпийских играх. За эти годы метатели молота принесли своей стране две золотых, две серебряных и одну бронзовую медаль. Такого успеха не имела ни одна страна. Советская школа метания молота оправдала себя. Великолепных метателей стали воспитывать тренеры не только Минска, но и других городов Советского Союза, и прежде всего Украины. Подтверждением тому стали Олимпийские игры 1972 года в Мюнхене и 1976 года в Монреале.

…Как-то незаметно центр тяжести подготовки метателей молота в Советском Союзе переместился из Белоруссии на Украину. Расцвет метания молота в Киеве был связан с именем одного из патриархов украинской легкой атлетики, метателя в прошлом, а ныне преподавателя Киевского института физкультуры Николая Ивановича Выставкина. Этот рано поседевший человек сумел до преклонного возраста сохранить и физическую силу, и молодой задор, и горячую увлеченность своими видами легкой атлетики — метаниями. На одном из соревнований Выставкин заметил Анатолия Бондарчука, юношу из деревни Старо-Константиново Хмельницкой области, обладающего всеми данными для метателя молота. Не случайно, очевидно, что выдающиеся метатели, как правило, рождаются и проводят детство в сельской местности. Свежий воздух, простая здоровая пища, физический труд с детства — эти условия способствуют появлению метателей-богатырей.

Бондарчук начал заниматься метанием молота сравнительно поздно, в 24 года, но за несколько лет вышел на уровень результатов, близких к рекордным. В 1969 году он впервые выиграл соревнования у олимпийского чемпиона Ромуальда Клима, а затем на 16 сантиметров превысил мировой рекорд своего старшего товарища. Естественно, что он был включен в состав сборной олимпийской команды страны.

Вы, наверное, обратили внимание, что на Олимпийских играх наших дней победы одерживаются в упорной борьбе между многими спортсменами и победитель, как правило, побеждает лишь с незначительным преимуществом. Прошли те времена, когда чемпионы Олимпиад опережали своих соперников в беге чуть ли не на круг, в прыжках — на десятки сантиметров, в метаниях — на несколько метров. Это значит, что теперь совершенная техника, рациональная методика подготовки стали достоянием спортсменов и тренеров многих стран.

Вот и в 1972 году в Мюнхене в сектор для метания молота вышли примерно равные по силам атлеты. На золотую медаль, кроме Бондарчука, могли рассчитывать и известный нам Д. Живоцки, и У. Бейер из ФРГ, и И. Заксе из ГДР.

Анатолий Бондарчук
Анатолий Бондарчук

Но Бондарчуку на этот раз удалась тактика «первого удара». Надо отметить, что в Мюнхене этой тактикой успешно воспользовались многие участники. Именно так одержали победы Владислав Комар и Надежда Чижова в толкании ядра, Хейде Розендаль в прыжках в длину, Виктор Санеев в тройном прыжке.

Что касается метания молота, то здесь Бондарчук в первой попытке основных соревнований послал снаряд на 75 метров 50 сантиметров. Это новый олимпийский рекорд. Превзойти его не смог ни один из участников соревнований…

Итак, еще одна золотая олимпийская медаль советских спортсменов в метании молота. Такое длительное преимущество в каком-либо виде легкой атлетики необычно для современного спорта. Тем более что в следующее меж-олимпийское четырехлетие мировой рекорд перешел во владение метателей из Федеративной Республики Германии. В 1975 году военнослужащий из ФРГ Карл Ханс Рим установил мировой рекорд — 78,50. Затем Вальтер Шмидт послал снаряд на 79,30.

Вальтер Шмидт
Вальтер Шмидт

Феноменальный результат! Почти достигнут фантастический рубеж восьмидесяти метров.

Было бы ошибкой думать, что советские метатели молота пали духом и сложили оружие. На Олимпиаду 1976 года в Монреале приехали трое советских «молотобойцев». Это были украинцы Анатолий Бондарчук и Юрий Седых и ленинградец Алексей Спиридонов. Здесь были и уверенные в своих силах рекордсмен и экс-рекордсмен мира Шмидт и Рим, которым все предсказывали победу.

Но случилось невероятное. То, чего никто не мог предполагать, и то, что отныне яркой страницей войдет в летопись современных Олимпийских игр.

Условия соревнований в Монреале напоминали обстановку в Мельбурне. Жара в 35 градусов. Высокие трибуны и козырек над ними и беговой дорожкой мешали проникновению на стадион ветра и свежего воздуха. Здесь, в этой духоте, нужно было обладать особой выносливостью.

В квалификационных соревнованиях особенно эффектно выглядели метатели из ФРГ и ГДР. Как известно, перед основными соревнованиями метателям предоставляются пробные попытки, в которых осуществляется «настрой» на соревнования. Здесь важно не растратить преждевременно свои силы, но приобрести состояние «высшей мобилизационной готовности». Немецкие рекордсмены допустили ошибку. Они выполняли пробные попытки на околопредельных и предельных усилиях. Особенно отличался Рим. Он вращался с такой молодецкой удалью, пущенный им молот летел так далеко, что на трибунах то и дело раздавались аплодисменты.  Но куда делась эта удаль на основных соревнованиях? А ведь Рим имел преимущество — он метал последним.

Результаты первой попытки были поразительны. Все три советских богатыря послали снаряд за 75 метров. Легкомысленная растрата сил подвела зарубежных метателей. В итоге три первых места заняли Седых — 77,52, Спиридонов — 76,08, Бондарчук — 75,48.

В метании молота подобный подвиг был совершен более 70 лет назад на III Олимпийских играх 1904 года, когда на пьедестал почета поднялись три представителя пятой колонне. Но ведь в те годы другие страны почти не знали этого вида легкой атлетики. Небезынтересно сравнить результаты призеров 1904 и 1976 годов. Тогда Д. Фланаган, Д. де Уит и Р. Роуз бросили молот на 51,23; 50,26 и 45,73. Нетрудно высчитать, что за семидесятилетие результаты выросли более чем на 25 метров!

Чем еще примечателен этот подвиг советских богатырей? Тем, что в нем участвовали тренер и его ученик. Тренером и кандидатом педагогических наук к этому времени стал Анатолий Бондарчук. А его учеником, которого он привел на высшую ступень олимпийского пьедестала почета, был Юрий Седых, ученик и конкурент, который на 15 лет моложе своего учителя.


Ссылка на основную публикацию